Яндекс.Метрика
14 марта

"Снять напряжение - это высвободить ресурс". 
Интервью с врачом - микрокинезитерапевтом Вадимом Савченко


Часы работы МБУК ВЦБС:
Вт - Пт 11:00 - 19:00
Сб - Вск 10:00 - 18:00
Пн - выходной
Последняя пятница месяца - сандень

Контакты
Банковские реквизиты
Copyright © [МБУК ВЦБС 2003-2018] 

Муниципальное бюджетное учреждение культуры
"Владивостокская централизованная библиотечная система"

Владивосток  [vladlib.ru]
Подобно тому, как в народной сказке нет ничего бессмысленного, бестолкового, а то, что таким кажется, при изучении несет в себе четко определенные и, самое главное, здравые смысловые коды, выраженные через метафору, так и в этом интервью речь пойдет о явлении на первый взгляд «волшебном», но при этом базирующемся на четких научных знаниях. О своей «сказочной» медицине рассказывает Вадим Савченко, врач-остеопат, микрокинезитерапевт.

- Вы микрокинезитерапевт и остеопат? Это все или еще кто-то?

 - Чтобы не было путаницы, скажу, что у меня высшее медицинское образование. Я учился во Владивостокском Государственном Медицинском Университете, отделение “Лечебное дело”, окончил интернатуру по неврологии, получил специализацию «Иглорефлексотерапия». После этого я решил расширить свое образование, прошел обучение по мануальной медицине, позже я познакомился с таким методом лечения, как микрокинезитерапия, - это направление мануальной терапии, и стал изучать его. Также я закончил обучение по специализации “Остеопатия”.

 - А ваше желание пойти в медицину, это по семейной линии, или вы пошли туда, потому что захотели сами, или у вас к этому была предрасположенность?
 
- Честно говоря, я не видел другого направления и к окончанию средней школы знал, что хочу работать врачом. И хотя при поступлении в медицинский вуз мне не хватило одного балла на бюджетное место, звезды сложились так, что появилась финансовая поддержка, и я поступил на коммерческое отделение вуза. Потом, по условию договора, меня за хорошую учебу перевели на бюджетное обучение.

 - Короче говоря, все сопутствовало.

 - Да, все сопутствовало.

 - Вы, наверное, выбрали медицину, потому что хорошо разбирались в химии?

 - Да, меня интересовали естественные науки. Химия, биология, анатомия, ботаника были моими любимыми школьными предметами. Я собирал наборы открыток о лекарственных травах. У бабушки, помню, забрал книжку о лечении травами от различных заболеваний. С мамой занимались поиском и сбором этих трав на даче.

 - А у вас, сколько вы себя помните, всегда была развита вот эта концентрация на ощущениях? Ведь я так понимаю, в микрокинезитерапии важны именно ощущения.

 - Микрокинезитерапия - это техника мануальной терапии, суть которой заключается в следующем. Посредством специальной пальпации тела пациента происходит поиск участков напряжения на коже, связанных с этиологиями (причинами). Этиологии вызывают субъективные или объективные симптомы, с которыми к нам обратился пациент. Эти кожные зоны, как по карте, позволяют нам найти связь их с нарушениями в работе органа, отделов нервной системы, мышц. 
Дело в том, что мы произошли из одной клетки. Скажем так, из слияния двух: несущей генетический материал клетки папы и клетки мамы с ее цитоплазмой и генетическим материалом. То есть, мы все целые сформировались из этой клеточки. К чему я это все говорю? Если где-то что-то в теле происходит в одном месте, то оно имеет голографическое отражение во всем организме. А конкретно, в микрокинезитерапии, голографическое отражение, в виде напряжения на коже. И мы ищем это напряжение, что к нему привело, кожную зону, стимуляция которой дает организму сигнал к самовосстановлению.

 - Так если я, человек без специального образования, сейчас вас потрогаю – мне это же не даст  никакой информации.

 - Это опыт! Обучение начинается с базы, это же не просто так: пришел и начал лечить. В начале даются основы эмбриологии, анатомии, физиологии, пальпаторные навыки данного метода. И потихоньку, по кирпичику, объем информации, увеличиваясь,  складывается в понимание того, как работать с человеком. Тут самое главное – усердие, потому что информации очень много. И она изменяется.

 - Но, может быть, неуместная аналогия, если у меня нет музыкального слуха, я не научусь петь и играть на гитаре.

 - В медицину же тоже не приходят случайные люди. И так же неслучайные люди выбирают направление мануальной медицины.

 - Но ведь одного интереса к химии здесь недостаточно. Наверное, нужно еще иметь какой-то слух. Я условно говорю, слух… Может быть, способность чувствовать и ощущать, лучше развитую чем у других, или что-то в этом духе.

 - Я со временем пришел к этому. В микрокинезитерапию. Я же говорю, что развивал свою чувствительность, в медицине говорят сенситивность, годами. Потому что перед этим, забыл сказать, я занимался массажем. А почему я пошел именно в таком направлении? Может быть, я из тех людей, которые верят, что не все можно вылечить лекарствами. Да, есть неотложные состояния, где требуется экстренная помощь хирурга, травматолога, реаниматолога, и без назначения жизненно важных препаратов не обойтись. А есть ситуации, когда... Ну, во-первых, организм и сам может справиться со многими состояниями. Когда он еще не дошел до точки невозврата, когда там уже все, есть только одна дорога, а до этого он может все еще вернуть назад. Конечно, он уже будет с меньшим ресурсом, но все равно здоровым. И в принципе, он может накопить регенерационный потенциал. Преподаватель, которая нас учила, рассказывала, о случае с бабушкой, уже от старости совершенно беззубой. Уточню, что работа нашего преподавателя с этим пациентом не была связана с отсутствием зубов. В лечении использовались мануальные техники, а также дополнительно подключили препараты китайской медицины. И считать ли это  побочным эффектом лечения, или  нет — но у бабушки прорезался зуб. Сидел он у нее там, не сидел, но все привело к тому, что накопился ресурс, у бабушки вырос зуб.

 - Как-то я читала статью о том, что наша гибкость в выборе решений, способность рассматривать многовариантность — это то, что обеспечивает нам качество жизни. За это, если я все правильно поняла, отвечают связи в гене. Если у мамы была тревожной беременность, то в генах у ребенка эти связи становятся очень жесткими. И когда он рождается, то живет уже с жесткими навыками выживания, а не жизни, в состоянии повышенной тревожности. И тогда говорится, что у человека очень низкий ресурс.

 - Согласен. Есть такое. Когда у человека нет выбора, он действует только в одном направлении. Задали способ реагирования, и он бессознательно уже идет к реализации решения проблем только этим способом какой позволяет ресурс. А выходов-то всегда несколько.

 - Я так понимаю, что в микрокинезитерапии это состояние повышенной тревожности, низкоресурсное состояние, можно регулировать на телесном уровне?

 - Да. Микрокинезитерапия – как один из способов. Это когда с его помощью  раскрываешь телесный потенциал. Во Франции микрокинезитерапия является официальной, и она входит в перечень медицинских услуг, предусмотренных страховкой. В медицинских учреждениях её используют для улучшения качества лечения, позволяя раскрыть ресурсность пациента. В итоге назначенное другими докторами лечение становится более эффективным.

 - А вот у нас же наследие Второй мировой войны — это закрепленный во многих семьях жесткий навык выживания. Мы до сих пор в себе это несем: «Надо выживать! Не до чувств!». И несем это в теле в первую очередь.

 - Это не только во Второй мировой. Это еще раньше. Я знаю это из своего опыта и опыта других микрокинезитерапевтов. Они выходили на периоды, когда шла жесткая чистка несогласных с советским режимом 1917-1939 годов. Там тоже было довольно таки много ситуаций, когда человеку приходилось выживать. Для создания благополучия в одних регионах голодали другие. Уничтожались деревни. А вторая чистка — это уже Вторая мировая, тут восприятие уже на другом  уровне. Если в первом случае рушили ценности и отнимали идею, то во втором - Родину.

 - А что значит «выходили»? То есть, получается, в теле человека есть информация, которая касается не только его самого, но и его предков?

 - Да. В микрокинезитерапии иногда выходят на проблемы четвертого поколения — прапрародителей. Это основано на том, что существует эволюционный опыт вида, который определяет реактивность систем: слизистых тканей, нервной, мышечной. Изменения в их работе и находятся методом микрокинезитерапии. Опыт, отличающийся от эволюционно сохранившегося, выверенного жизнью от клеточной формы до человека и не вписывающийся в контекст той ситуации, в которую попал человек, но позволивший ему выжить физически и личностно, может закрепиться, как единственно оправданная реакция. Что в свою очередь не является правильным для следующих поколений. Этот опыт и не позволяет сделать другой выбор. 

 - Я знаю, что когда в роду у человека были предки, прошедшие через голод, то он живет с этим страхом: «Счастья и любви нет! Есть только ужас выживания». Причем, эти закрепившиеся чувства страха, тревоги - неосознаваемые. Он и живет с этим шоком не ощущения собственных чувств.

 - Они могут передаваться последующим поколениям.

 - Врачу же это не выяснить?

 - Обычному врачу нет, нужен психолог, либо, как вариант, микрокинезитерапевт. Но что касается микрокинезитерапии, то во Франции функции врача строго определены, и если у тебя нет диплома психолога, то ты не имеешь права об этом говорить. Когда определена ситуация из жизни предков, которая стала причиной происходящего в жизни человека сейчас и оглашена ему, то у него есть соблазн свалить всю ответственность на них. Но родственники - это фон. У предков своя судьба, а ты родился, получил лишь информацию, но свою жизнь ты проживаешь сам. И поэтому прикрываться родственниками, что ты такой несчастный, это не дело. Некоторые люди говорят, что вся ответственность на родных, и при этом не пытаются что-то менять в своей жизни. Типа: «Это моя карма, и все, я сделать ничего не могу. Потому что у меня такие бабушка были или дедушка!». Поэтому, некоторым людям лучше эту информацию не сообщать. Нашел напряжение какое-то, нашел эту дату, провел коррекцию тела и отпустил. Может быть, порекомендовать сходить к психологу. И психологу, по крайней мере, будет уже легче работать с человеком. 

 - Я по своему опыту знаю, что важно осознавать свои чувства. То есть уметь определять, что происходит с твоей душой, и через телесные ощущения тоже. И я так понимаю, что это не только удел женщин – осознавать свои чувства. А вы что об этом думаете?

 - Если немного уйти в сторону, есть такой интересный математик Марк Пальчик, который рассказывает, как раскрывать в себе свой потенциал путем развития определенной чувствительности поуровнево. Потому что есть уровень физических ощущений, уровень эмоциональный, потом ментальный, потом есть уровень интеллектуальный, где уже осознанность, потом уровень событийный, потом уровень ценностный, когда мы распределяем какие-то ценности, потом уровень мессии.

 - Вам эта система близка?

 - Конечно. В остеопатии, микрокинезитерапии, при работе ты используешь уровень ощущений. Что происходит в процессе того, когда мы развиваем сенситивность? Вот мы положили на человека руку и мы ощущаем - вот есть кожа, и дальше есть мышцы, там есть сосуды, кости, жидкостные структуры. Микрокинезиотерапия и остеопатия учит определять на каком уровне произошло напряжение. А снять напряжение - это высвободить ресурс. То есть, от развития чувствительности зависит глубина лечения.

 - А у вас такая семья, где были предпосылки к тому, чем вы станете заниматься?

 - Предпосылки были в предках. По папиной линии дед моего деда был лекарем. Он лечил людей, к нему водили животных, он снимал порчу. Потом, дедушка мой по папиной линии, хоть он и не занимался медициной, но в нем была любовь. Любовь к детям, любовь к миру. Очень добрый был.

 - Ресурсный!

 - Да! И вот это как-то копилось, копилось и во что-то вылилось, наверное, уже во мне. И скажем так, медицину я воспринимал как нечто загадочное. С учетом того, что в детстве рос на сказках, читал их много, и можно сказать, до сих пор читаю, только в виде фэнтези. Поэтому, моя медицина была сказочная. Поэтому и пошел в поисках этих направлений. Начал изучать иглорефлексотерапию. Это удивительно - лечить иглой и получать эффект без помощи какого-то препарата. Для меня это все волшебство. Конечно, если смотреть на это, скажем так, детскими глазами. А остеопатия – это уже другое пространство. Где лечение можно проводить на уровне костных структур, мышечно-фасциальных. А можно работать, воспринимая человека не как набор мышц и костей, а как то, что человек это большая капля - это жидкостный подход. Ну ведь так и есть, правда? Мы же состоим из воды? Самая главная наша задача - найти в теле ритм здоровья, который отличается от другого, грубо говоря, определяющий болезнь, а потом восстановить его локально, регионально, глобально в теле и на уровне окружающего пространства.

 - Я так понимаю, у каждого человека есть свой ритм, и для начала тогда надо его знать? И этот ритм надо уметь менять по ситуации, например, когда приезжаешь в другой город?

 - А вот это и есть свобода. Здоровье. Ты можешь жить в своем ритме, но, чтобы принимать решения, ты должен научиться взаимодействовать с ритмом окружающих, а потом уметь опять вернуться в свой ритм.

 - То есть это тоже своего рода гибкость. И если у тебя какой-то быстрый ритм, имей в виду, что, может, придется замедляться.

 - А все процессы на Земле идут в медленном ритме. Это же только на убыстренной съемке цветочек вот так сразу раскрывается. Единственное, что быстро работает – это мысль. Идеи скачут, а мы просто стремимся за ними. Это они нас гонят вперед. Ребенок же никуда не спешит. Это мы ведь подгоняем: «Что ты так медленно одеваешься?!». Ребенок живет в ритме, приближенном к природе. А потом мы его уже начинаем подгонять, и он становится тем, кем становится, теряет свои природные ритмы. Что воспитали, то и получили.

 - А вот вы, когда смотрите на тело, то видите, что какое-то событие создало в теле какую-то память.

 - Да, напряжение, изменение его ритмичности.

 - И вы говорите пациенту об этом? О том, что у него в теле есть вот такие напряжения, которые связаны вот с такими датами в его жизни?

 - Если человеку это нужно. Все зависит от запроса пациента. Некоторые просто говорят: «У меня болит плечо!». Некоторые говорят: «В моей жизни что-то поменялось. Хочется понять, откуда это?». Каждый ведь приходит с своим запросом. И те, кто приходят с плечом, с ними нужно работать, делая акцент на плечо. Один из принципов микрокинезитерапии: не лезь туда, куда не надо. Тело всегда может тебе показать, что в приоритете. А тебе нужно найти ту зону, ту проблему, которая, как тот прыщ, уже готова взорваться. То есть, надо найти самую жесткую зону, поработать с ней. И потом пригласить здоровье. И резонанс от её волны потом сам сметет много чего того, что тебе хотелось полечить до этого. Поэтому, пусть мы не уберем ему симптом сейчас, но мы поменяем ему ресурсность. И тогда у человека изменится, пусть не в целом, но все-равно изменится реакция на те или иные события, на ощущения своего тела. Бывает, что пациент приходит, например, с жалобами в области печени. Было проведено лечение. Не факт, что к следующему сеансу жалобы полностью прошли, какие-то еще остались, но произошло примирение с мамой. 

 - А от чего устают микрокинезитерапевты? Ведь я так понимаю, ваша работа связана не с физической нагрузкой, а с концентрацией внимания, скорее.

 - Эмоциональным вниманием, да.

 - И вы к концу дня себя чувствуете как человек эмоционально опустошенный?

 - Хммм, нет. Если поступать по принципу: твое — тебе, мое — мне. И если ты нейтрально подходишь к процессу, без, скажем так, чрезмерной вовлеченности в найденную проблему. А иначе ты срезонируешь, и тогда тебе может быть плохо. Поэтому нужно перед каждой процедурой минимизировать свои мысли. Войти в состояние деконцентрации, прозрачности. Еще раз повторю, когда ты находишь ту проблему, которая уже созрела — она только тронь и все, лопнула. А если ты ищешь что-то, назовем так, серое, хочешь вытащить, чтобы созрело, то тратишь свой ресурс, подтягиваешь от себя, вот тогда ты устанешь действительно. И морально и физически.