ЛИТбез: «Победа не происходит просто так, одних знаний для нее недостаточно». Интервью с командой «VалеРа!»

valera_main valera2 valera1

Гибкость, грамотное, взрослое выстраивание связей и определение ответов на вопросы: «В чем сейчас мои ценности? Что я хочу, чтобы в моей жизни произошло», — вот, пожалуй, главные составляющие хорошей судьбы. И если на вопросы о собственных ценностях нам приходится отвечать самостоятельно, то обрастать связями мы отправляемся в общество. Насколько важно в жизни быть «командным игроком», как это, что это в тебе меняет, короче говоря, своим опытом участия, причем очень успешного, в интеллектуальных боях делится команда игроков «VалеРа!». Команду представляют: капитан Екатерина Ванюшина, второй капитан – Екатерина Ефимова, кнопарь Ольга Кондрашова, «человек-энциклопедия» Альберт Комаров.
— У меня была возможность, в качестве зрителя, побывать на игре «Брейндо». Я так понимаю, что интеллектуальный бой – это место сильных эмоций, страстей.

Ольга: Я, как кнопарь, могу подтвердить. Постоянно в синяках ухожу с игры.

Альберт: Ее же подталкивают все: «Жми! Жми! Жми!».

Ольга: Щипали, локтем, рукой били. Было все! (драматически вздыхает со смехом).
— Не получается ли так, что в жизни, например, кроме работы, есть еще участие в «Брейндо», и оно прямо требует много энергии, вложения ресурсов. То есть такая, своего рода, зависимость, потому что игра дает ощущение адреналина, сильные переживания.

Альберт: Иногда получается, что работы нет, а игра в «Брейндо» есть. У нас так полкоманды играет.

Екатерина Ванюшина: За последние полгода несколько человек, игроков, ушли с работы. И ушли в никуда, громко хлопнув дверью. Но у них осталась игра! Параллельно они искали работу. Некоторые нашли другую, некоторые открыли свое дело. Жизнь менялась, игра оставалась.
— Хочу уточнить. Они ушли с работы, потому что, может быть, за время участия в играх, человек о себе узнал что-то новое, и то, что он о себе узнал, стало толчком, чтобы он сменил работу? Или просто им нужно было больше времени, чтобы заниматься «Брейндо»?

Ольга: Есть момент вот какой – когда ты понимаешь, что твой мозг нужен не только для того, чтобы в него есть, тогда чувство собственного достоинства немножко подрастает.

Екатерина Ефимова: Короче говоря, ты осознаешь, что, кроме работы, есть еще что-то интересное, а время бежит быстро, жизнь проходит.

Альберт: Мы все – не доигравшие в детстве дети!

 

Екатерина Ефимова: А еще мы достаточно умные и не сидим дома возле телевизора.

Альберт: Почему это не сидим?!

Екатерина Ефимова: Ну, футбол это святое!
— Ольга сейчас сказала, что интеллектуальные игры дают возможность чувство собственного достоинства подпитать, укрепить, так?
Екатерина Ефимова: Интеллектуальные игры формируют в тебе то, что ты, по умолчанию начинаешь думать по-другому.
— Я один раз побывала на тренировке, и чувствовала себя на ней просто настоящим тормозом.

Ольга: Это первое время.

Альберт: Потом перестаешь себя так чувствовать.

Екатерина Ванюшина: Мне кажется, есть две категории людей. Первая – они приходят на тренировку, чувствуют себя тупыми и сваливают в свою нору. Они не играют, они уходят. А есть те, кто остаются и осваивают вот этот процесс, когда думаешь по-другому.

Ольга: Эти люди думают так: «Не может быть, чтоб я такой тупой! Никогда не был, а тут тупой!».

Екатерина Ванюшина: Когда приходишь в сработанную, сыгранную команду, ты априори не можешь на их уровне играть, ты будешь ниже. У тебя навык не отточен. Это как прийти к профессиональным танцорам, встать и танцевать, как они. Да с фига ли! Тренироваться надо.

Ольга: А у нас так получилось, что вся команда была новая.

Екатерина Ванюшина: Мы с нуля собирались.

Ольга: Если команда новая, это сложно! Потому что ты понимаешь, что на фоне остальных восемнадцати команд, когда почти все команды, кроме нашей, вопросы взяли, а у нашей даже версий не было. Поначалу. А даже если правильная версия у кого-то и была, и где-то как-то там пятым мозгом о ней думал, то постеснялся озвучить.
— У меня тогда вопрос о процессе тренировки. Вот человек приходит в команду и вот он ходит на тренировки уже какое-то время, неделю, две, но он же не успеет набрать бэкграунд. Он у кого какой есть, такой есть. То есть 99,9% знаний уже есть.

Альберт: Так ведь там знания не решают вообще.
— А что решает?

Ольга: Скилл, прокачанность. Когда ты понимаешь суть вопроса и примерно понимаешь куда двигаться.

Альберт: Еще хуже! Когда ты понимаешь, что думал автор, когда придумывал этот вопрос. То есть, ты можешь знать кучу разных фактов, и это тебе не поможет. А автор зацепился за какую-то мелочь, а иногда и вовсе дофантазировал, и придумал этот вопрос. А ты вот все про это знаешь, а про эту мелочь нет, соответственно, ты ничего не можешь угадать. Все это приходит с опытом, с тренировками, с играми, и, наконец, где-то месяц на четвертый-пятый я понял, что, примерно, думают авторы этой франшизы. А вот в другой франшизе, там совсем другие вопросы, там другие авторы, там по-другому думают. Вот это очень важно – понимать даже не суть вопроса, а образ мыслей автора.

Екатерина Ванюшина: Я еще заметила, что, и, кстати, Ира Торба, организатор «Брейндо» говорит об этом, все игроки, которые играют хотя бы полгода, начинают очень коротко говорить. По сути. Мы перестаем размазываться, не растекаемся. Это, естественно, перетекает и в работу. И в семью. Из области, когда: «Ты целых пятнадцать минут мне говорил, объясни же, что ты хотел?».

Екатерина Ефимова: Да! Меньше слов, меньше слов.

Альберт: (показывает на капитана Екатерину Ефимову): Она мне на игре все время говорила: «Короче! Короче!».

Ольга: Поначалу это было так, кричишь: «Я знаю! Я знаю!». Команда: «Слушаем!». А ты начинаешь с выходом из-за печки: «Высоко, высоко в горах… ибо… я стесняюсь!». А команда уже рычит: «Да говори, давай!».
— А вот вы сказали, что этот навык говорить, по сути, лаконично, в семью несешь. А когда вы со своей прокачкой в семью с тренировок или игр приходите, семейные не раздражают?

Ольга: Ну, где-то у тебя профессиональная деформация получается, когда тебе партнер начинает что-то объяснять, а ты уже «поймал ключи»…(смеется).

Альберт: Или приходишь на работу, и приходится разжевывать, объяснять. Потому что существует закон Паркинсона: «Если есть хоть шанс, что ваша мысль может быть понята неправильно, будьте уверены – ваша мысль будет понята неправильно!». То есть, вот здесь надо быть одним, а в реальной жизни другим.
— Переключаться!

Ольга: Да! Все-таки игра — это хобби! Ведь сколько бы ты не катался на роликах, дома ты в них ходить не будешь, спать в них не будешь.

Екатерина Ефимова: А я вот стала больше читать книг по истории. Поняла, что есть пробел в моем общем образовании. Стала читать биографии. Художников, например. В Эрмитаж ходила конкретно на голландцев.

Екатерина Ванюшина: Я тоже не согласна, что знаний больше не становится. У нас поменялась область чтения. «Божественную комедию» мне в здравом уме никогда бы не пришло в голову читать.

Екатерина Ефимова: А мне пришло!

Екатерина Ванюшина: Но я-то поклонник фэнтэзи, и, понятно, я искала области близкие мне. Стругацкие, Терри Пратчетт, раньше меня они не интересовали. Но пришлось прочитать. По ним очень много вопросов в играх.
— У вас на футболках (форма игроков) цитаты. Айзек Азимов, Ежи Лец.

Екатерина Ефимова: Каждый выбрал себе сам.

Альберт: Мою вторую цитату утащила Света себе на футболку. Цитата звучит так: «Чем больше тренируюсь, тем больше везет!». Высказывание принадлежит не слишком известному профессиональному игроку в гольф Бернарду Ланеру. И Свете оно подходит идеально.

Екатерина Ванюшина: А меня когда-то, в моей прошлой компании, очень много натаскивали по командообразованию. Нас гоняли на тренинги, прокачали, мама не горюй! А игра в «Брейндо» командная и есть. И у нас уникальная команда – два капитана.

Альберт: Прямо, Каверин!

Екатерина Ванюшина: Капитан в команде – это не самое сильное звено. Он не должен быть самым умным, у него другая функция. Я никогда Альберта не переплюну в его олимпийских играх и футбольных матчах, Ольгу я никогда не переплюну в ее увлечении музыкой и искусством. Капитаны – это другое, мы рулим.

Екатерина Ефимова: Это возвращаясь к тому, когда пришел в команду и думаешь: «Я такой глупый!». Не бывает людей, которые знают все.

Альберт: Наши две Кати — уникальные личности! Это же надо вот так сидеть, слушать весь этот бред, который вываливается на стол со всех сторон… Так вот, две Кати, они сразу не должны ничего почти говорить. Все орут, а они ухитряются понимать, где верное зерно, и направить: «Вот туда думаем! А вот эти, хватит, все, замолчали!». Я, в принципе, сам никогда не смог бы быть капитаном. Если команда разошлась по разным версиям, то капитан в итоге принимает на себя ответственность за какую-то версию. И это огромная ответственность, потому что на него потом на первого орут.

Екатерина Ванюшина: Закидают тапками! «Я же ведь говорила!». Ответственность сумасшедшая! Ведь может «слиться» игра.
— Если я правильно поняла, то бывают такие ситуации, когда игрок в процессе генерации ответа шел по правильному пути, но свернул не туда. И, может быть, из-за этого команда проиграла. И это игрока очень выбивает из колеи.

Альберт: Типичная ситуация. У нас на каждой игре закапывается очень много верных ответов. Так что «добро пожаловать в клуб», здесь народу дофигища!
— Входит ли в задачу капитана поддержать человека? Нет!? То есть зализывает раны каждый сам?

Альберт: (показывает на Екатерину Ванюшину): Вот сказать, как она поддерживает? «Соберись, тряпка!»

Екатерина Ефимова: Или так: «Перестали собачиться и погнали!».

Екатерина Ванюшина: Я хочу сказать, что поддержкой мы, наверное, занимаемся в интимной обстановке. Когда один игрок «выщелкивался», этого команда не видела, потому что работали индивидуально. Задача капитана, чтобы работал весь механизм. Вот часть механизма вывалилась, психологически вывалилась, потому что ответственность лишнюю на себя взял, подперегорел человек, и тогда его надо погладить по шерсти, сказать правильные слова, каждому свои. Мы это делаем. А то, что остальная часть команды этого не знает, – это нормально.
Опять же, сколько мы не разговаривали с чужими капитанами, у каждого есть свой скелет в шкафу. У Иры Торбы ты спроси: «Вопрос про хлебные крошки». Она тебе скажет: «Финал такого-то года». Команда не берет этот вопрос, хотя Ира на столе говорит правильную версию. И они проигрывают раунд, проигрывают финал. Они это помнят по прошествии пяти лет. И такой скелет есть у каждого. У Романа Муравьева, который команда «Муравейник», вся такая титулованная, у него есть «ногти мертвецов».
— Я сейчас процитирую слова игрока другой команды: «Интеллектуальные игры – это единственная возможность всегда быть в социальном тонусе». Я помню, что ты, Катя говорила, что пошла в «Брейндо» обрастать знакомствами и работу искать.

Екатерина Ванюшина: Пошла! Не нашла, но… Я же тогда без работы дома сидела, не могла найти работу, меня не брали по каким-то причинам. И вот мне с трех сторон эта информация прилетела: «Все твои играют там! Большинство маркетологов!». По факту это оказалось не совсем так, но неважно. И я решила, раз с трех сторон прилетело, надо идти. Это же Ира Торба кинула клич в соцсетях, мол, будем собираться, кому интересно – приходите. И мы приперлись, начали играть. Да, у меня тогда был в некотором смысле социальный вакуум, когда я сидела без работы.
— Катя, я тебя правильно поняла, не ты пришла, присоединилась, а вы все пришли?

Екатерина Ванюшина: Мы все пришли. Катюша просто позже пришла. Оля и Альберт – мой вклад в команду, только он появился чуть позже, когда я сама поняла, что происходит. Подтащила!

Альберт: Про себя могу рассказать. По работе я как раз контактировал с Катей, с Олей. И они как-то пришли в гости, мы сидели, пили кофе, разговаривали. И речь перешла от работы к хобби: про увлечения, про «Брейндо». Когда я услышал, я подумал: «Блин! Я к ним напрошусь!». Напросился! Да они и не сильно брыкались, если честно.

Екатерина Ванюшина: Мы на тот момент еще ни разу не выиграли. Начинающая команда, очень громко о себе орущая. Потому что мы постоянно наряжались, выеживались сверх всякой меры. Социализировались, короче. Но при этом результата в плане игры у нас не было.

Альберт: Я поначалу был крайне полезен. Особенно в категории мужских вопросов. Команда-то женская изначально была. Представляете, они даже не знают, кто забил решающий спорный гол в Чемпионате мира 1966 года по футболу! Это капец! Ну и у меня самооценка ввысь рванула! Потом пришли еще два наших парня. И если до их появления на мне были футбольные, спортивные, исторические какие-то, географические темы, что-то такое вот, то сейчас два наших игрока – Филипп и Женя оставили мне только футбол.
А главный мой вывод: команда не должна собираться из друзей. Потому что, если изначально команда собирается из друзей, то у всех одни интересы. Все знают одну и ту же сферу жизни досконально, и могут не знать все остальное. В итоге на игру какие-то вопросы будут браться всеми одновременно, а в других случаях все будут молча вопросительно смотреть друг на друга. А вот когда сама команда собирается из совершенно разных людей, которые становятся потом друзьями, и каждый знает что-то свое, шансов хорошо сыграть намного больше.
— В сериале «Теория Большого Взрыва» есть такой персонаж Шелдон Купер, он железобетонно требовал, только чтобы его ответы считались правильными, а остальные не зачитывались.

Екатерина Ванюшина: Тут только блокнотом по голове!

Ольга: Тут абсолютный диктат, принимает решение капитан. И если он не согласен, то просто не согласен.

Екатерина Ефимова: Есть еще голосование.
— И как это успеть в течение минуты?

Альберт: А вот это навык! Есть версии, которые сразу за столом начинают отметаться. То есть, какая-то не соответствует временной эпохе, другая логическому умозаключению.
— Вот вы сказали, что пришли уже сформированными личностями. А все-таки, интеллектуальная игра – это действенная площадка для личностного роста? Например, научиться проигрывать, связи строить.

Екатерина Ефимова: Да на этой площадке можно делать все, что угодно.

Ольга: Есть семьи, которые создались.

Екатерина Ванюшина: Да, очень много пар, которые образовались.

Ольга: Самые знаменитые – это Оля Айдакова и Вадим Бондаренко. Очень долго играли в разных командах, потом вместе в одной команде. И рассмотрели друг друга. Они авторами стали, свою игру пишут.

Екатерина Ванюшина: Очень много деловых контактов завязывается, по работе. Так бы к человеку как попал, а на игру пришел, поговорили, побежали по своим делам. Кто-то бизнес открывает свой. Оля Егорчева стала пироги печь. У нас уже, по-моему, у всех дни рождения в офисах прошли с этими пирогами. Саша Гонина, фотограф, которого мы дергаем к себе, когда фотографы нам нужны по работе. У некоторых игроков игра перешла в работу. Ира Торба и Костя Манич стали организаторами игр.

Ольга: Это скорее исключение из правил.

Альберт: Такое исключение, что уже стало правилом. Просто подобных, игровых франшиз много, Константин ведет пять или шесть, у Иры одна, но топовая. Кан хватается за все подряд.
— Ира устраивает тематические игры, вечеринка «Гэтсби», например. То есть, там нужно быть соответствующе одетым. И я так понимаю, что женщины наряжаются чаще, чем мужчины. А у вас есть теперь уже своя постоянная форма.

Екатерина Ефимова (смеется): Не так, когда мы ничего не можем придумать, мы одеваем форму.

Екатерина Ванюшина: Это уже как маленькое черное платье, можно везде пойти.

Альберт: Вы, девчонки, розовые бабочки напялили на всех! И даже мы, как три дурака, с розовыми бабочками! С этими розовыми батарейками на футболке!

Екатерина Ванюшина: Верно говорит Альберт: «Мы — недоигравшие дети». Мало того, что мы поиграли, мозгами померялись, мы еще и понаряжались. Потому что редко у кого есть работа, которая позволяет играть. У Ольги есть, она фрилансер, организатор праздников. А я не могу, Катя Ефимова не может. А здесь у нас есть вот такая возможность, еще и с одобрения Иры Торбы.

Фото: Анатолий Озарто

Яндекс.Метрика