Welcome to Владивостокская централизованная библиотечная система   Click to listen highlighted text! Welcome to Владивостокская централизованная библиотечная система

Люди живы, пока их помнят…

Я держу в руках три общие тетради, немного потрёпанные и в общем-то ничем не примечательные, кроме содержания. На чёрной обложке первой из них – надпись, сделанная чётким, красивым почерком с «ятями» и «ерами»: «Путевой дневник N 1-ый. От стр. 1-ой до 173-й. Маршруты 1906 года от ст. Шмаковка Уссурийской жел. дороги по рр. Уссури, Улахе, Фудин, через хребет Сихотэ-Алинь на р. Аввакумовку к зал. Св. Ольги и далее по рекам, текущим в море до 45о С.Ш. Бухта Терней, затем по р. Санхобе снова через Сихотэ-Алинь и по р. Иману к станции того же имени». И размашистая, с завитками подпись – В. Арсеньев.

 

Написано рукой Арсеньева

Это подлинные путевые записки 1906 года, рукописные дневники первой крупной экспедиции Владимира Клавдиевича Арсеньева. Он писал их на биваке, при свете костра, или у огня свечи в палатке; заполнял эти тетради наблюдениями, соображениями, сопоставлениями; вносил в них только что добытые сведения, изучая восточную окраину России, зачастую ещё бывшую «белым пятном». Потом на основе этих записей появились научные доклады и сообщения, этнографические и географические работы, а в конечном итоге – знаменитая книга «По Уссурийскому краю».

Около 400 страниц путевых дневников 1906 года – это одновременно и записные книжки, и заметки на самые разные темы, и различные статистические данные, и наброски будущих работ учёного. Здесь мы можем найти рисунки и чертежи, карты и таблицы, профили горных хребтов и силуэты отдельных скал, метеорологические и астрономические наблюдения, сведения о местонахождении археологических памятников и их раскопках. На страницах дневников в хронологическом порядке отражены все проделанные в экспедиции работы по сбору материалов, описанию и фотографированию местности, все события нелёгкой походной жизни.

Из путевых дневников В.К. Арсеньева 1906 года: «20 мая. В 11 утра экспедиционный отряд тронулся в свой далекий путь. Сегодня намечен путь до села Успенка. Путь лежал по местности почти голой, равнинной и болотистой. После вчерашних дождей дорога была тяжелая и очень грязная. Колеса глубоко увязали в вязкой глине и затрудняли движение… По мере удаления от Авдеевки дорога становилась лучше, крепче и суше. Погода стояла теплая, отличная. Солнышко светило ярко. По сторонам дороги тянулись пашни, болота и пустыри, покрытые сухими кустарниками, омертвевшими от палов. Собака несколько раз выгоняла перепелов, но так как было время их спаривания, то никто из охотников не стрелял их. Трижды они вылетали и поднимались парами с писком, и отлетев немного, снова опускались в траву. Кроме этих птиц на пути в изобилии попадались воробьи, овсянки и дятлы разной величины и окраски… Раза два видели кроншнепов – эти кривоносые кулики держались по пашням, но все в одиночку, – очевидно, время спаривания их не настало».

Когда В.К. Арсеньев возглавил экспедицию 1906 года, он был уже довольно известным и опытным путешественником. Хотя на российский Дальний Восток 28-летний поручик прибыл только в 1900 году, он успел принять участие в боевых действиях с Китаем, обследовать с «охотничьими командами» (так тогда называлась военная разведка) весь юг Приморья, да и стычки с хунхузами были для него привычным делом. Проявил он себя и как исследователь, в 1903 году вступив в Общество изучения Амурского края. «В 1902 и 1903 г.г. я имел уже возможность предпринимать и более отдаленные экскурсии с целью изучения окрестностей и сбора статистических данных о населении», – вспоминал он позже. – «Попутно с ведением разведок чисто военного характера я вел и дневники, в которых записывались те наблюдения, которые могли представить интерес научный по географии края».

Деятельность В.К. Арсеньева была на редкость многосторонней: разведка местности и сбор статистических сведений, описания растительного и животного мира Уссурийской тайги, астрономические и метеонаблюдения, геология и картография, этнография и археология, изучение проблем народонаселения и миграции, музейное дело и преподавание. За 30 лет неустанной деятельности на Дальнем Востоке России В.К. Арсеньев организовал и возглавил около десятка крупных экспедиций. Порой он бывал в местах, где до него в буквальном смысле слова не ступала нога человека. В 1906-1913 годах учёный исследовал север Уссурийского края – от залива Ольги на юге до побережья Татарского пролива на севере; он неоднократно пересекал Сихотэ-Алинь, причём делал это и в летнюю жару, и в зимнюю стужу. И все эти годы он вёл дневники…

 

Трудная судьба дневников

Не все дневники В.К. Арсеньева дошли до наших дней. Например, в тревожном 1918-м году Владимир Клавдиевич зарыл часть дневников и рукописей, а также золотые и серебряные медали на даче, в 30 километрах южнее Хабаровска. Впоследствии он не смог отыскать это место – дача сгорела. Неизвестно также, где находится так называемая «зелёная книжка» В.К. Арсеньева, в которую он вносил «важные записи, касающиеся находок драгоценной руды, пещер смерти, мест, богатых женьшенем». Где-то затерялся (или кем-то похищен?) план таёжной плантации женьшеня, завещанной учёному его знаменитым проводником Дерсу Узала. Но благодаря Наташе, дочери Владимира Клавдиевича, мы обладаем основной частью его научного и литературного наследия. Наташа Арсеньева передала отцовские рукописи и книги в архив Общества изучения Амурского края (ОИАК), видимо, в 1938 году.

Это подтверждает заметка в газете «Красное Знамя», появившаяся в ноябре 1938 года: «На днях Приморское географическое общество приобрело библиотеку и личный архив известного русского исследователя Дальневосточного края В.А.(так в тексте!) Арсеньева. Большой интерес представляют дневники путешествий исследователя, его коллекция негативов, обширные этнографические материалы. Приобретены также карты путешествий, как самого Арсеньева, так и ряда других исследователей ДВК. Географическое общество приступило к разбору литературного наследства Арсеньева». Однако имеются косвенные указания и на другой год – 1941-й. Как бы там ни было, большая часть архива В.К. Арсеньева, включая полевые дневники многих экспедиций, оказалась в Географическом обществе и сохранена до наших дней.

 

Трагические годы

Всем известны знаменитые книги В.К. Арсеньева – «По Уссурийскому краю», «Дерсу Узала», «В горах Сихотэ-Алиня», которые вышли в свет уже при Советской власти. Хотя основные экспедиции учёный предпринял в царские времена, в 1920-х годах он продолжал подолгу находится в тайге: побывал на Камчатке и Командорах, исследовал бассейн Амура, изучал маршрут прокладки будущей железной дороги Хабаровск – Советская Гавань. В общем, работал на новую власть честно и добросовестно. Хотя уже в конце 20-х годов его недоброжелатели (были и такие) всё чаще критиковали В.К. Арсеньева за «немарксистские подходы к науке». Но до прямых репрессий он не дожил – умер в возрасте 58 лет, простудившись в последней экспедиции 1930 года в низовьях Амура.

В июле 1931 года газета «Красное Знамя» опубликовала статью под «говорящим» заголовком «В.К. Арсеньев, как выразитель великодержавного шовинизма». Её автор делал такой вывод: «Мы имеем право квалифицировать взгляды Арсеньева… как откровенно шовинистические, идеалистические, уходящие своими корнями в активную пропаганду империалистических идей и защиту интересов русской буржуазии… Нужна полная, неустанная работа по разоблачению чуждой нам идеологии Арсеньева». Выступление партийной газеты стало сигналом для соответствующих органов. Конечно, самому учёному было уже всё равно. Но во Владивостоке жила его вдова, Маргарита Николаевна, и дочь Наташа 1920 года рождения. Бывшую «супругу шовиниста» арестовали в марте 1934 года. Находясь во владивостокской тюрьме, она более всего беспокоилась о судьбе дочери и… дневников умершего мужа.

Через год следствия военный трибунал огласил обвинение: «Вскрыта контрреволюционная шпионско-вредительская организация… Она ставила своей конечной целью свержение Советской власти на ДВК путем вооруженного восстания и японской интервенции. После смерти руководителя В.К. Арсеньева руководство ею осуществляли Савич и Арсеньева». Профессор ГДУ В.М. Савич получил 10 лет заключения, Маргарите Арсеньевой зачли пребывание в тюрьме с апреля 1934 года по октябрь 1935-го и порекомендовали снять её с работы как «антисоветского элемента и политически неблагонадежную». В июне 1937-го её снова арестовали и 21 августа 1938 года приговорили к высшей мере наказания – расстрелу. Приговор был окончательным…

В 1939 году Наташе Арсеньевой дали 3 года «за содержание притона в квартире», но вскоре выпустили. В апреле 1941 года – новый арест, теперь уже за «антисоветские высказывания». На этот раз она получила 10 лет исправительно-трудовых лагерей. Н. Арсеньева отсидела весь срок, а в 1954 году снова попала в тюрьму по «бытовой» статье… В 1958 году Верховный суд СССР приговор в отношении М.Н. Арсеньевой «по вновь открывшимся обстоятельствам» отменил, а дело прекратил за отсутствием состава преступления. В 1960 году была реабилитирована и Н.В. Арсеньева. После этого она вернулась во Владивосток. Затем жила в Хабаровске, потом переехала в Благовещенск, где умерла в 1970 году… Сейчас могила В.К. Арсеньева находится на Морском кладбище Владивостока. Но и тут прах известного учёного кто-то не оставляет в покое: крест с места его упокоения исчезает уже в четвёртый раз.

 

Вместо послесловия

В арсеньевском фонде архива ОИАК хранится несколько тысяч документов. Это наброски опубликованных и неопубликованных работ, вычерченные рукой учёного планы и схемы, рисунки, письма, фотографии, книги и самое ценное – подлинные полевые дневники разных лет, с 1906 по 1927 год. Заметим, что они практически никогда не публиковались полностью, и страницы, исписанные беглым арсеньевским почерком, листали только считанные единицы исследователей. Мы привели выдержки из дневников экспедиции 1906 года не случайно – сейчас в Обществе изучения Амурского края заканчивается подготовка их к публикации в очередном томе «Записок ОИАК». К юбилею В.К. Арсеньева – в сентябре исполняется 130 лет со дня его рождения – все интересующиеся наследием известного учёного и путешественника смогут ознакомиться с полным текстом дневников. Чтение это обещает быть и полезным, и увлекательным… 

Иван Егорчев

Люди живы, пока их помнят / И. Егорчев // Дальневост. собрание. — 2002. — N 46. — С. 15.

 

Наш сайт использует файлы cookies, чтобы улучшить работу и повысить эффективность сайта. Продолжая работу с сайтом, вы соглашаетесь с использованием нами cookies и политикой конфиденциальности.

Принять
Click to listen highlighted text!