«График работы»: интервью с автором линогравюры Николаем Лоншаковым

В библиотеке №8 в конце июля открылась выставка линогравюры Николая Лоншакова. Мне как сотруднику библиотеки, который занимается наполнением галереи, кажется, что найти название для выставки самый сложный процесс во всей подготовке. Потому что мало придумать название, надо его согласовать с художником или фотографом. Бывает, что у автора уже готово свое название для выставки, но невыразительное, не звучащее и он на нем настаивает. К счастью, у меня таких случаев было очень мало, в основном находили компромисс с автором, договаривались. Название выставки Николая Лоншакова «График работы» — как раз тот самый случай, когда даже спорить не пришлось. Назвать так Коля предложил сам, я согласилась сразу, потому что тут и графика и отсылка к тому, что работы эти были сделаны не спонтанно, а можно сказать усилием воли. Перед открытием выставки художник ответил на вопросы и рассказал о том, что объединяет все его линогравюры в «Графике работы».

— Коля, все твои работы, которые сейчас выставлены в библиотеке, выполнены в рамках Инктобера 2019. Про Инктобер я знаю понаслышке, только то, что художник подписывается в течение октября каждый день что-то делать и выкладывать потом в соцсети. Но почему-то я думала, что тематика Инктобера всегда связана с какими-то ведьмами, пикси, короче говоря, мистикой. А у тебя совсем не мистические сюжеты. Объясни почему.

— Начнем с того, что Инктобер – это челлендж, который придумал американский иллюстратор Джейк Паркер. Цель этого челленджа была заставить художников рисовать каждый день и таким образом развиваться. Чтобы ежедневное рисование вошло в привычку. Художник, который придумал этот челлендж, ежегодно в сентябре выставляет лист с темами на каждый день. Лист этот представляет собой список случайных слов, по-моему, никак не связанных между собой. Художники по всему миру подключаются к испытанию и рисуют, но каждый уже как хочет переосмысливает темы. Кто-то буквально рисует, кто-то нет. Я, например, пытался найти какую-то метафору. Еще решил, что в каждой работе должно быть море, хотя бы кусочек.

— У тебя все почти работы подписаны 1/31. Что это значит?

— Это такое правило в тиражной графике, номер оттиска из общего количества оттисков. Я планировал продавать эти оттиски. Каждый оттиск в количестве тридцать один. И работ в серии 31. Такая числовая фишка.

— А я подумала, неужели ты все работы сделал в один день.

— Нет. Конечно, я старался, если  было время, сделать больше. Например, если сегодня я вырезал работу и напечатал, то заранее продумываю, как я следующую решу. Многие художники не успевают, вылетают. Хотя никто ругать не будет, кроме тебя самого, что ты не успел. Все же веселее не опаздывать и делать работы вместе со всеми. Это азарт, дисциплина и поддержка от других художников.

— Я так понимаю, что линогравюра требует кропотливого труда, торопиться нельзя. И требует определенного темперамента. Наверное, если человек экспрессивный, линогравюра не его вариант.

— Это от художника зависит. Можно сразу же экспрессивно резать линогравюру, без эскиза. Я знаю такого художника. Для него главной задачей было показать игру линий. То есть он, можно сказать, на ходу сочинял.  У меня другой подход к работе: я сначала много думаю, вынашиваю идею, делаю кучу эскизов. Затем уже, когда доволен эскизом, приступаю к вырезанию. Бывает, что уже после печати, тебе не нравится результат. И ты, опираясь на то, что получилось, делаешь всё заново.

— Как ты вообще пришел к линогравюре? Это всегда было у тебя, что ты руками любил работать? Или кто-то когда-то «заразил» тебя этим?

— У нас в академии преподавал графику Геннадий Кунгуров, рассказывал о различных техниках. Сам он на пластике небольшие такие вещи вырезал и нас этому учил. Работы мне, конечно, нравились, но вот материал – нет. Не помню, как мне в руки попал линолеум, но этот материал мне понравился.

— У тебя есть работа: «Толя, кислород заканчивается». Я помню, ты упоминал про нее, что эта фраза не заранее была спланирована, как гэг о каком-то твоем знакомом Толе, а родилась спонтанно, пока ты вырезал работу, и озвучила твою состояние, потому что ты заработался. То есть это про тебя. Но ты то Коля.

— Это отсылка к моему имени. Разница-то в одной букве, Толя-Коля. Это был не первый день Инктобера, я не помню, какая это была тема по счету. В тот момент я уже устал, и начали приходить мысли типа: «Нужно ли это вообще кому-то?», «Когда это все закончится?», «А может ну его, забить?». Получалось, что каждый день посвящаешь этому время, а еще работать же надо было успевать. Так что голова была занята с утра до вечера. Еще и когда спать ложился, думал об этом. В течение дня ходишь и размышляешь, как бы так поинтересней решить данную тему.

— Что-то сдвигал на ночь? Например, работу. Потому что, допустим, резать нужно только при солнечном свете.

— Необязательно. Это не живопись. Живопись требует солнечного света. А тут черно-белые работы, особо не важен был свет из окна. Сдвигать ничего не приходилось, бывало, засиживался, но, в общем-то, все успевал.

— Инктобер 2020 не за горами. Подпишешься на него с линогравюрой или ну его к черту?

— В прошлый раз, когда заканчивал, думал, все, никогда за это больше не возьмусь. Но время покажет. Может, возьмусь, да поэкспериментирую с другой техникой. Получается довольно продуктивный месяц и можно сделать количество работ, достаточное для небольшой выставки. Хотя никто не мешает придумать самому себе челлендж в любое другое время.

— А что это у тебя за станок на видео в твоем аккаунте Вконтакте, ты на нем оттиск делаешь?

— Это офортный станок. Я его восстановил. Увидел объявление о продаже в Москве и купил. Он пришел ко мне в виде кучи деталей. До этого я не имел дела со станком. Поэтому собирал на ощупь. Чего-то не хватало, пришлось искать, докупать. Сделал стол для него, покрасил. Началась у станка новая жизнь. Мне нравится, как получилось!

Наталья Григина, сотрудник библиотеки №8

Наш сайт использует файлы cookies, чтобы улучшить работу и повысить эффективность сайта. Продолжая работу с сайтом, вы соглашаетесь с использованием нами cookies и политикой конфиденциальности.

Принять
Яндекс.Метрика