Welcome to Владивостокская централизованная библиотечная система   Click to listen highlighted text! Welcome to Владивостокская централизованная библиотечная система

Фотосессия с книгой: «Путешественник с багажом» Владимира Железникова

 

Своими впечатлениями о повести Владимира Железникова «Путешественник с багажом» поделилась ученица 8-го класса школы №35 Александра Деревянченко. С читательницей беседовала библиотекарь филиала №8 Наталья Григина.

— Саш, ты только что прочитала повесть «Путешественник с багажом» Владимира Железникова. Я тоже недавно читала эту книгу. Давай вспомним, с чего там все начинается. Дело происходит в советское время, деревня на Алтае, там живет мальчишка.

— Ему тринадцать лет. И ему повезло — пришла путевка в пионерский лагерь «Артек».

— Фамилия у него Щеглов, а зовут его?

— Сева.

— И вот в школе решают: ехать ему туда или не ехать. А почему ему туда не ехать?

— Поведение у него было не очень, сомневались.

— И все-таки решают, что ему ехать. А у него есть в этой поездке личная цель.

— Найти папу.

— Почему называется повесть «Путешественник с багажом», как думаешь?

— Он ему вазу вез. С петухами.

— Мне, кажется, у этого названия есть еще второе значение. В том смысле, что практически до самого конца повести мальчишка будто бы груз с собой носил в душе.

— Да, и когда он папу встретил в итоге, тот его не узнал.

— И мальчишке было тяжело сперва от напряжения, пока он искал отца, потом он все время ждал, что отец его узнает. Кстати, читается все как современная история, а книга написана давно, еще в советское время.

— Да, когда пионеры еще были.

— Сам мальчишка тебе симпатичен?

— Да.

— Мне тоже. Но он тот еще фрукт. Прозвища всем давал. Учительнице – «Богиня Саваофа».

— Вожатой Наташе прозвище дал, кажется, «сыщик».

— А в конце эта девочка, хорошая, умная Софка. Он же тоже ей прозвище дал.

— Да, Софка, она не выговаривала две буквы и была с зелеными глазами в зеленом платье. «Ящерицей» назвал.

— А как Севка в Москве ко всем, кого встречал, приставал: звал их в свой совхоз приезжать жить и работать.

— Да, к учительнице, к таксисту. А таксист мальчику сказал, что теперь из-за него ремонт машины обойдется в двадцать тысяч, взял у него все деньги и повез Севку с собой в гараж.

— А по дороге они заехали в кафе, где обедают таксисты и этот шофер взял себе чуть ли не десять сосисок, а Севка стоял рядом голодный. Правда, потом другой взрослый в кафе таксиста пристыдил. 

— И таксист потом уже сказал, чтобы Севка купил себе мороженое.

— Как тебе Москва в книге? По ощущениям? Ведь про москвичей говорят, что они очень деловые, за просто так ничего не сделают. А про Москву, что не всех примет, а только тех, кто ей полезен.

— Мне кажется, она разная.

— Помнишь, там была ситуация в троллейбусе, когда он не купил себе билет, потому что у него не было копеек, а только три рубля одной купюрой. И кондуктор его оштрафовала на пятьдесят копеек.

— Да, а водитель троллейбуса вышел и мальчишке вернул эти пятьдесят копеек и сказал, что штрафовать ребенка на половину рубля пиратство.

— Да, два человека в одном троллейбусе, кондуктор и водитель, а отнеслись по-разному. Так что москвичи – они разные.

— И там была ситуация, когда Сева перебил женщину, которая болтала с сотрудницей справочного бюро и эта сотрудница сделала ему замечание, что он своим поступком ранил балерину.

— Хотя он имел право, потому что они просто болтали, а ему нужна была справка. Но в то же время эта же сотрудница бюро справок, когда увидела, что у него нет денег, заплатить за справку, отдала ему ее просто так. Благодаря этой справке он и нашел отца в итоге. И что касается отца, то в самом начале книги, мне кажется, Сева о нем сам себе складывает легенды, что папа – герой! Хотя сам же знает о нем другое, что из-за его отца председатель совхоза отморозил себе пальцы. И когда он в Москве находит отца и видит, что это обычный человек, то прощается с иллюзиями и ожиданиями. И он ведь все это время, пока отец его видит и разговаривает с ним, так и не признался, что перед ним его сын.

— Я бы призналась на месте Севы.

— А у мальчишки все время горло перехватывало, не мог признаться. Да и сам Севка про себя говорил, что он не робкого десятка, ну и действительно, надо быть решительным и смелым, чтобы сбежать от группы в незнакомом большом городе, а тут вдруг он с отцом стал волноваться, газеты у него из рук вываливались, не знал, что сказать, дар речи терял.

— Он боялся.

— Да. Чувства сильные. И ожидания. И мальчишку этого можно понять, когда читаешь эти страницы, где он смотрит на отца и недоумевает, как в отце ничего не екнет. А что ты почувствовала, когда прочитала последнюю страницу?

— В целом ощущение, что все теперь нормально.        

 

Фотосессия с книгой

Наш сайт использует файлы cookies, чтобы улучшить работу и повысить эффективность сайта. Продолжая работу с сайтом, вы соглашаетесь с использованием нами cookies и политикой конфиденциальности.

Принять
Click to listen highlighted text!