«Владлаг — система лагерей ГУЛАГа во Владивостоке 1930 — 1950-х гг.»: лекция Сергея Корнилова, историка-краеведа

30 октября Сергей Корнилов рассказал в прямом эфире в Инстаграм на странице Чеховки о том, как формировалась система лагерей Дальлага во Владивостоке и о знаменитых людях, прошедших через эти лагеря.

В 1930-1950-х гг. Владивосток был местом самой известной пересылки, откуда заключенных отправляли на Колыму. Через нее прошли многие репрессированные поэты, писатели, артисты, ученые, авиаконструкторы и др.

Организация лекции приурочена ко Дню памяти жертв политических репрессий, который отмечается в России 30 октября.

Вы можете прочитать лекцию здесь или послушать её по ссылке:

https://www.instagram.com/tv/CG9QEF2oE89/?igshid=1w2h80jzvzikn

 

Владлаг — система лагерей ГУЛАГа во Владивостоке 1930 — 1950-х гг.

Владивосток — город молодой, но его 160-летняя история была насыщена драматическими событиями. Многие из этих событий пестрят белыми страницами, которые ждут своих исследователей. 

Одной из таких белых страниц является период массовых репрессий 1930-х гг. В это время, а также в 1940 — 1950-х гг. на территории Владивостока существовала система лагерей ГУЛАГа. Впрочем, это не совсем точное определение, которое вошло в массовое сознание благодаря известному роману Солженицына «Архипелаг ГУЛАГ». Писателю нужно было хлесткое название и он его придумал. Расшифровка этой аббревиатуры: Главное управление лагерей говорит о том, что это был всего лишь руководящий орган системы лагерей в СССР, но никак не сама система, которая постоянно трансформировалась и меняла названия.

Система исполнения наказаний в СССР складывалась постепенно, но Дальнем Востоке имела свои особенности. В октябре 1922 г. Владивосток был освобожден от белых и интервентов войсками Дальневосточной республики, в ноябре 1922 г. ДВР присоединилась к РСФСР, а в декабре 1922 г. был создан СССР и на Дальнем Востоке началось советское строительство. Это произошло с задержкой на 3 года по сравнению с европейской Россией.

В 1923 г. из мест заключения ДВ, как и по всей стране, было освобождено около 60% заключенных, как необоснованно содержащихся. В конце 1923 г. было создано Дальневосточное Управление мест заключения — Дальумзак. В то время из исправительных учреждений на ДВ действовали только тюрьмы, которые, чтобы избавиться от «проклятого прошлого» стали назвать нейтрально: «Домами заключения», «Исправительно-трудовыми домами», «Домами лишения свободы». В период НЭПа — новой экономической политики, система наказаний была довольно мягкой.

Ситуация изменилась в 1929 г., когда в СССР свернули НЭП и был принят курс на сплошную коллективизацию и индустриализацию. Срочно понадобились рабочие руки и для этого было решено использовать дешевую рабочую силу заключенных. Начало этому было положено Постановлением Совнаркома СССР от 11 июля 1929 г. «Об использовании труда уголовно-заключенных» и организации первой серии исправительно-трудовых лагерей. На ДВ было создано Управление концлагерей ОГПУ Дальневосточного края а система лагерей получила название Дальлаг. В ноябре 1929 г. эти лагеря стали называться «концлагеря особого назначения». На ДВ таких лагерей было создано пять.

Центральный концлагерь находился в Хабаровске, т.к. Хабаровск являлся столицей ДВК. Концлагерь № 2 находился на побережье Татарского пролива, а остальные лагеря располагались во Владивостоке и его окрестностях. Концлагерь № 1 находился на склоне Саперной стопки, в бывших помещениях Владивостокской крепости (район нынешнего Моргородка). Недалеко было и место работы заключенных — бутощебеночный карьер. Второй лагерь находился в долине Первой Речки, в район нынешней ул. Карьерной, 2  — он считался филиалом концлагеря № 1. Наконей, концлагерь № 3 располагался на острове Аскольд.

Поначалу в Дальлаге содержалось небольшое число заключенных. Их число колебалось от 30 до 40 тыс чел., но, с ракручиванием маховика репрессий, количество выросло до 100 тыс. чел. В 1937 г. в Дальлаге содержалось 157 тыс. чел., а к 1938 г. сосредоточилось до  227 тыс. чел. Сколько всего заключенных прошло через лагеря Дальлага, подсчитать  точно невозможно, поскольку нет единой статистики.

Сложность исследования этой темы заключается в том, что система лагерей постоянно подвергалась реорганизации, менялись дислокация лагерей их названия. Это породило путаницу. Самой распространенной ошибкой является история с лагерем Вторая Речка. Во Владивостоке было два лагеря с таким названием. Первый — исправительно-трудовой (ИТЛ), который располагался в районе нынешней ул. Русской, рядом со станцией Вторая Речка. Второй — пересыльный лагерь находился в районе нынешней станции Моргородок. Он несколько раз менял свое название, но заключенные его тоже называли «Вторая Речка», поскольку эшелоны с вновь прибывшими выгружали на  одноименной станции. В разное время этот лагерь назывался: Владивостокский пересыльный пункт, Владперпункт Дальлага, пересыльный пункт Дальстроя, пересыльный пункт Севвостлага и т. д. Из этого лагеря одних отправляли на Колыму, других оставляли в Приморье. Чехарда с его названиями была вызвана постоянной трансформацией системы лагерей, в том числе, Дальлага, которую спускали из ГУЛАГа .

Первым разобраться в этой путанице пытался краевед Валерий Марков, который собирал сведения из разных источников, но основывался, прежде всего, на воспоминаниях бывших лагерников. Память человеческая недолговечна, сведения были разноречивы и  это привело к ошибочным выводам. В частности, Марков считал, что Владперпункт был секретным, а потому сведения о нем не сохранились. На самом деле, секретность была обычной для такого рода учреждений, а определить локацию лагеря было сложно потому, что район Моргородка был сильно перестроен в конце 1950-х нач. 1960-х гг, при строительстве проспекта 100-летия Владивостока.

Один из бывших заключенных, которого Валерий Марков водил по Моргородку, убедил его, лагерь находился на месте флотского экипажа в районе ул. Вострецова и долгое время считалось именно так. Исследование других источников позволили исправить эту ошибку.

В воспоминаниях других заключенных, прошедших Владивостокскую пересылку, упоминается о том, что море находилось рядом с лагерем, в каких-то 200-300 метрах от него. На рукописной карте бывшего лагерника Яхновецкого, которую опубликовал сам Марков, обозначено, что колючая проволока лагеря проходила рядом с железной дорогой, а от железной дороги до моря — рукой подать. В некоторых мемуарах упоминается, что лагерь находился на мысе Калузина у нынешней станции Моргородок. Что касается флотского экипажа, то от него до берега моря расстояние около одного километра и из экипажа моря не видно.  

Если посмотреть на карты Владивостока 1930-х гг., то единственным местом, где мог находится лагерь — это территория у мыса Калузина, где ныне расположена ул. Овчинникова. Остальная территория была застроена частными и общественными зданиями.

Окончательно вопрос о местонахождении лагеря был разрешен в 2006 г., когда при строительстве жилого дома по ул. Овчинникова была обнаружена братская могила заключенных. На карте Яхновецкого она обозначена сразу за колючей проволокой лагеря. В этой братской могиле, зимой 1938 — 1939 гг., был похоронен заключенный Осип Мандельштам.  

Пересыльный лагерь на Моргородке существовал до 1950-х гг. и был расформирован сразу после смерти Сталина.. Через этот лагерь прошли сотни тысяч заключенных,среди них немало известных личностей: военных, ученых, артистов, писателей, поэтов, архитекторов, художников, скульпторов и др. Вот неполный список:

Аматов Николай Николаевич (1903-1990) – инженер-конструктор самолетов.

Гинзбург Евгения Соломоновна (1904—1977) — советская журналистка, автор книги  «Крутой маршрут».

Горбатов Александр Васильевич (1891-1973) — советский военачальник, генерал армии. Герой Советского Союза, командующий ВДВ в 1950-1954 гг.

Домбровский Юрий Осипович (1909-1978) — русский прозаик, поэт, литературный критик, автор романа «Факультет ненужных вещей».

Жженов Георгий Степанович (1915-2005) – актер театра и кино, народный артист СССР.

Королев Сергей Павлович (1906-1966) — советский учёный, конструктор и организатор производства ракетно-космической техники и ракетного оружия СССР, основоположник практической космонавтики. Академик, дважды Герой Социалистического Труда.

Вадим Козин (1903 — 1994) эстрадный певец.

Лансере Николай Евгеньевич (1979-1942) — архитектор, художник.

Маторин Дмитрий Михайлович (1911 — 2000) – заслуженный тренер России по классической и греко-римской борьбе. Чемпион Сибири и Дальнего Востока 1948 года.

Мандельштам Осип Эмильевич (1891-1938) – поэт.

Меркулов Василий Лаврентьевич (1908-1980) – д-р биологических наук, физиолог, научный сотрудник ин-та им. Сеченова АН СССР.

Нарбут Владимир Иванович (1888—1938) — русский поэт, прозаик, критик.

Туманов Вадим Иванович (род. 1927) – золотопромышленник, писатель.

Шаламов Варлам Тихонович (1907-1972) — русский прозаик и поэт. Создатель самого крупного литературного цикла о советских  лагерях.

Янковский Валерий Юрьевич (1911-2010) – писатель.

Самый известный из них, конечно, Осип Мандельштам. Трагическая история смерти поэта в пересыльном лагере Владивостока стала достоянием гласности в конце 1980-х нач. 1990-х гг. и растиражирована в сотнях публикаций, книгах и художественных произведениях. Напомним эту историю. Она не так проста, как кажется.

Считается, что Мандельштам пострадал за свои стихи о Сталине, но это не совсем так. Осенью 1933 года Мандельштам написал эпиграмму на Сталина:

Мы живем под собою не чуя страны,

Наши речи за десять шагов не слышны,

А где хватит на полразговорца, —

Там помянут кремлевского горца.

Его толстые пальцы, как черви, жирны,

И слова, как пудовые гири, верны,

Тараканьи смеются усища,

И сияют его голенища.

А вокруг него сброд тонкошеих вождей,

Он играет услугами полулюдей.

Кто свистит, кто мяучит, кто хнычет,

Он один лишь бабачит и тычет.

Как подкову, дарит за указом указ –

Кому в пах, кому в лоб, кому в бровь, кому в глаз.

Что ни казнь у него – то малина

И широкая грудь осетина.

Читал ее только близким людям, но, в итоге, кто-то донес. В мае 1934 г. Мандельштам был арестован. Его выслали в Чердынь на Северном Урале, затем смягчили ссылку и выслали в Воронеж, где поэт прожил три года. Работал в газетах, журналах, на радио. По окончании срока, Мандельштам вернулся в Москву, но в столице ему жить было запрещено, и он поселился в Калинине (ныне Тверь).

Далее происходит нечто странное. Поэт пишет оду Сталину, после чего его вновь арестовывают и отправляют в лагерь. По косвенным данным, Сталину нравились крамольные стихи Мандельштама, особенно строчка, «А вокруг него сброд тонкошеих вождей…», а вот оду он не оценил. Сталин не любил кающихся врагов. Возможно, он посчитал, что поэт сломался и решил проучить его.

Это всего лишь версия. Проблема в том, что дело Мандельштама не рассекречено до сих пор и единственное, что о нем известно это статья, по которой поэт был осужден. Он проходил по знаменитой 58-й статье — контрреволюционная деятельность. Несмотря на страшную статью, он получил минимальный срок — пять лет ИТЛ. Обычным приговором по этой статье был срок 10 лет, у поэта оказался более, чем  мягкий приговор. У него были все шансы выжить, но в лагере Мандельштам сломался психологически. У него появилась навязчивая идея, что его хотят отравить.

Физиолог Василий Меркулов, попавший на Владивостокскую пересылку в 1938-м, вспоминал: «Распределяя хлеб по баракам, я заметил, что бьют какого-то щуплого человека в коричневом кожаном пальто. Спрашиваю: «За что бьют?» В ответ: «Он тяпнул пайку». Спрашиваю, зачем он украл хлеб. Он ответил, что точно знает, что его хотят отравить, и потому схватил первую попавшуюся пайку в надежде, что в ней нет яду. Кто-то сказал: «Да это же сумасшедший Мандельштам».

В лагере Мандельштам читал стихи и даже предлагал за пайку хлеба прочесть оба варианта своего стихотворения о Сталине. Физик Л. (его инкогнито не раскрыто) вспоминал, что однажды уголовник Архангельский пригласил его к себе. На чердаке (так называли верхние нары) горела свеча. Посредине стояла бочка, а на ней открытые консервы и белый хлеб. Для голодающего лагеря это было неслыханным угощением. Среди шпаны находился человек в кожаном пальто. Он читал стихи… Слушали его в полном молчании. Иногда просили повторить… Я узнал Мандельштама. Уголовники угощали его хлебом и консервами, и он спокойно ел – видимо, боялся только казенной пищи».

По некоторым свидетельствам, Мандельштам в лагере писал стихи, но записать было не на чем. Ни одного лагерного стихотворения до нас не дошло, но есть записанные по памяти строки. По свидетельству Дмитрия Маторина: «Стихи свои он мне читал, всегда хотелось его слушать, но я, к сожалению, запомнил только две строчки:

«Река Яуза,

Берега кляузные…»

Еще одну строку приводит в воспоминаниях Василий Меркулов: «Черная ночь, душный барак, жирные вши…»

По воспоминаниям заключенных, осенью 1938 г. в лагере было нашествие вшей, которые вызвали эпидемию тифа. В декабре Мандельштам заболел. 26 декабря его положили в больницу, а 27 декабря 1938 г. он скончался. Погибших от тифа в лагере было столько, что их не успевали хоронить. Трупы складировали у больницы и затем хоронили в братской могиле.

В 1988 году питерский поэт Геннадий Григорьев написал стихотворение «Могила Мандельштама».

От молнии, ударившей в висок,

на небесах не остаётся шрама.

Страну изъездив вдоль и поперёк,

я не нашёл могилы Мандельштама.

В ненастный день во всей моей стране

стонали сосны на ветру жестоком.

Я не нашёл её на Колыме,

не обнаружил под Владивостоком.

Повсюду – жесткий, как короста, наст.

Ни номера, ни даты, ни завета.

И я не смог букет военных астр

Оставить у надгробия поэта.

Окрест лежали горы и поля.

И люди шли и шли вперёд упрямо.

И я подумал – Русская земля!

Ты вся, как есть – могила Мандельштама. 

Почти через 20 лет после написания этих стихов могила Мандельштама, точнее, братская могила заключенных 1938 — 1939 гг. была найдена.

В 2006 году, во время строительства жилого дома на ул. Овчинникова, 20 была обнаружена братская могила. Пикеты, организованные общественностью города, привели к остановке строительства. Были привлечены краеведы, но мнения разошлись. Но, в итоге, пришли к выводу, что это братская могила заключенных, погибших в пересыльном лагере. В 2018 г. на месте братской могилы был открыт сквер «Веры и Надежды», где установлен памятный знак «Жертвам политических репрессий» в виде свечи.

Что касается ИТЛ «Вторая Речка», то он был создан в 1935 г. Из этого лагеря заключенных отправляли на работы во Владивосток и его окрестности. Труд заключенных использовался на стройках и предприятиях Владивостока, на объектах Тихоокеанского флота. В частности, руками заключенных построено водохранилище на Седанке, гостиница «Красный Владивосток», впоследствии здание ДВИСТа, многие жилые здания в городе. Также труд заключенных использовался на рыбных промыслах. Например, на о-вах Пахтусова (южнее о. Попова и о. Рейнеке) существовал специальный лагерный пункт, где в летнее время до 2 тыс. заключенных ловили рыбу.

В 1938 г. Дальлаг был расформирован и Владлаг выделен в самостоятельное подразделение. Управление Владлага располагалось во Владивостоке на ул. Уборевича, 21 (здание сохранилось). Основным видом производственной деятельности заключённых Владлага также оставалась заготовка и переработка рыбы, дорожное строительство, лесозаготовки. В 1941 г. Владлаг реформирован в Управление исправительно-трудовых лагерей и колоний Управления НКВД по Приморскому краю. Максимальный контингент заключённых не  превышал 60 тыс. чел. Владлаг прекратил своё существование в 1943 г.

ИТЛ Вторая Речка, пересыльный лагерь на Моргородке (6-й километр) и другие лагерные пункты во Владивостоке существовали до начала 1950-х гг. и были ликвидированы сразу после смерти Сталина.

На фото:

Сквер Веры и Надежды на месте братской могилы заключенных, погибших в пересыльном лагере Владивостока зимой 1938 — 1939 гг. В этой братской могиле похоронен поэт Осип Мандельштам.

Наш сайт использует файлы cookies, чтобы улучшить работу и повысить эффективность сайта. Продолжая работу с сайтом, вы соглашаетесь с использованием нами cookies и политикой конфиденциальности.

Принять
Яндекс.Метрика