Об охране археологических памятников рассказывает заведующий Музеем археологии и этнографии УНМ ДВФУ археолог Евгений Никитин

 

Сложно сказать, что имел в виду артист Рустам Султанов, когда пел: «Правы мальчишки, что в светлой тоске бессмертные ищут следы на песке», но, допустим, прагматичные мальчишки Санкт-Петербурга с металлоискателями ищут на Гатчине, в Павловске, у Петропавловской крепости монетки в песке. Как утверждают жители города, вся территория Санкт-Петербурга и его окрестностей, кладезь исторических артефактов, запрятанных в земле: гильз, пуговиц, драгоценностей, так что поисковый азарт подростков понять можно. К тому же дух исследователя и бродяги подогревают не только исторические книги, но даже фантастика и приключения для школьного возраста: «Темная комната» Валерия Попова, и более современные повести «Через сто лет» Эдуарда Веркина, «Аркаим. Три дня до конца света» Светланы Лавровой. В Приморье проявляют интерес к «бессмертным следам на песке» все-таки не мальчишки, а мужчины. Вооружившись металлоискателями, начитавшись книг В.К. Арсеньева, любители раскопок бродят по местам, где когда-то жили переселенцы с Украины и Эстонии, где были корейские фанзы. Кто-то ведет себя аккуратно и закапывает ямки после раскопок, кто-то оставляет после себя все как есть. Есть ли последствия от такого хобби для науки и для самих любителей раскопок и как сейчас обстоят дела с охраной археологических памятников, на эти вопросы ответил заведующий Музеем археологии и этнографии УНМ ДВФУ археолог Евгений Никитин.

— Евгений Юрьевич, как определить, что место представляет собой археологический памятник? Огорожено будет или табличка?

— В настоящий момент в Приморском крае из двух с лишним тысяч известных археологических памятников лишь единицы имеют опознавательные таблички с надписью, что здесь находится объект археологического наследия, охраняемый государством. Ни один из памятников археологии не огорожен. Конечно, это большая проблема. Поэтому, если какой-то человек придет, будет производить незаконные действия, незаконные раскопки на территории археологического памятника, то любой юрист на обвинение потом скажет: «А вы покажите, где проходит граница вашего памятника, и каким образом вы можете доказать, что незаконные действия были совершены внутри границ этого памятника». И чтобы привлечь человека к ответственности, потребуется проведение историко-культурной экспертизы, которая установит границы памятника и даст ответ на вопрос: проводились ли противоправные действия внутри границ памятника. Поэтому, здесь ситуация сложная с границами объектов.

— Предположим, у меня есть металлоискатель, но чтобы мне где-то покопаться, например, на Стеклянухинском городище — нужно разрешение?

— Чтобы где-то покопаться, необходимо получить специальный документ на право ведения археологических раскопок. Он называется «Открытый лист», его получают все археологи, для этого требуется обладать определенными знаниями, иметь определенное образование. Если человек проводит какие-то раскопки без соответствующего разрешения в каких-то местах, то это уже называется «незаконные раскопки» и они как раз попадают под соответствующую статью и за них следуют определенные санкции. 

— Какое наказание в правовом поле полагается за раскопки на территории археологических памятников?

— Охрана объектов археологического наследия закреплена в федеральном законе 73 «Об объектах культурного наследия». Там как раз четко прописан статус археологических памятников, что на них можно делать, что на них нельзя делать, что считается нарушением. Незаконные раскопки археологических памятников наказываются согласно УК статья 243, полагается наказание за незаконное изъятие археологических объектов с территории археологического памятника с культурного слоя. Санкции полагаются в зависимости от обстоятельств: штраф от 200 000 до 1 000 000 р., либо лишение свободы на срок до шести лет. В зависимости от статуса объекта, в зависимости от отягощающих обстоятельств. Совершила ли это группа лиц по предварительному сговору или еще кем-то. То есть, санкции предполагаются достаточно серьезные за нарушение. Что касается возможности привлечения нарушителей к ответственности, здесь ситуация конечно гораздо сложнее, потому что, как уже было сказано выше, границы археологических памятников четко не определены. Их правовой статус, у большинства объектов, в Приморском крае совершенно неясен, подвешен в воздухе. Потому что есть единый реестр объектов культурного наследия в РФ, и по идее все археологические памятники должны быть внесены в этот реестр, чтобы полноценно находиться на государственной охране. Но по Приморскому краю это сделано для небольшого числа памятников — для 200-250 из 2000. Только они были внесены в единый реестр объектов культурного наследия. То есть четко определены их границы, поставлены на кадастровый учет. Статус остальных памятников достаточно эфемерный. Фактически они зарегистрированы, что да, есть археологический памятник, но с юридической точки зрения насколько они полноценным образом могут охраняться государством — не совсем понятно. В этом плане конечно у наших органов охраны, у чиновников работы еще много.

То, что большинство объектов археологического наследия не внесены в единый государственный реестр — только одна из причин того, что охрана археологических памятников осуществляется в недостаточном виде. Но это проблема не только Приморского края, это общая ситуация по всей стране. Археологических памятников довольно много, а закон о необходимости внесения о.а.н. (объект археологического наследия или о.а.н — термин, распространенный у чиновников и юристов) в единый государственный реестр, появился относительно недавно. Не помню, в каком году появилась такая норма в законодательстве, если не ошибаюсь, в 2017. В Московской области это делается гораздо быстрее. Если зайти на сайт Минкультуры и выбрать раздел «Единый реестр объектов культурного наследия», то там большинство объектов находятся именно в западной части России. Но в регионах ситуация по целому ряду объективных причин гораздо сложнее и соответственно регионы неизбежно отстают в этой работе по включению объектов в единый реестр. Это одна из причин, скорее юридическая, некий такой юридический препон, который не позволяет в полной мере охранять объекты культурного наследия с формальной точки зрения. Кроме этого, повторюсь, существует еще множество других проблем. Это отсутствие необходимых ресурсов у государственных органов, которые осуществляют охрану этих объектов. Это низкий уровень образованности и культуры населения в области защиты объектов культурного наследия и множество других причин.

— Что вы имеет в виду, когда говорите про низкий уровень культуры или образованности населения?

— Имеется в виду уважение к объектам культурного наследия и понимание того, зачем их нужно сохранять. Сегодня сообщества кладоискателей не понимают, что своими действиями они наносят огромный ущерб, способствуют разрушению археологических памятников, ценные для науки предметы безвозвратно утрачиваются. Следовательно, утрачиваются кусочки нашей с вами истории, восстановить которые и призвана археологическая наука. Неважно, действуют ли такие кладоискатели из жажды наживы или это просто хобби, они причиняют серьезный вред культурному наследию Приморского края. В связи с этим необходимо добиваться неотвратимости наказания за подобные действия.

 

На фото: практика студентов-археологов на объектах.

 

Беседу вела Наталья Григина, сотрудник библиотеки №8

Наш сайт использует файлы cookies, чтобы улучшить работу и повысить эффективность сайта. Продолжая работу с сайтом, вы соглашаетесь с использованием нами cookies и политикой конфиденциальности.

Принять
Яндекс.Метрика