Welcome to Владивостокская централизованная библиотечная система   Click to listen highlighted text! Welcome to Владивостокская централизованная библиотечная система

Мы читаем: Юрий Нагибин, Надежда Лохвитская (Теффи)

Библиотечный проект «Мы читаем» продолжает знакомить читателей с авторами и их книгами.

Моё любимое занятие – чтение

Люблю время, когда можно полностью отдаться любимому занятию – чтению, этого момента я жду с предвкушаемым удовольствием.

Люблю не только читать, но и перечитывать. На этот раз я «возвратилась» к замечательному писателю Юрию Нагибину, к его повести «Терпение»

Мы сейчас уже не очень можем читать и смотреть фильмы о войне — тяжело: человеческие страдания, разрушения, смерть.

Повесть «Терпение» тоже о войне, вернее о том, каким эхом она до сих пор отзывается в судьбах людей.

Большую любовь двоих разрушает война, разведя их в разные стороны, и жизнь у каждого продолжается своя, но какая!

И всё-таки, автор дарит встречу своим героям через много лет. Как они встретились, что сказали друг другу и чем завершилась эта встреча – об этом писатель рассказал так, что судьбы этих людей трогают до слёз.

А если вам хочется радости, веселья, искромётного юмора, тогда достаньте с полки небольшую книжечку Надежды Лохвицкой, известной как Теффи.

Каждый её рассказ пронизан умом, женской интуицией, непредсказуемостью сюжета. Ну, например, в рассказе «Воротничок» весело и увлекательно повествуется о том, как некая дама задумала всего — навсего сменить у платья воротничок, а завершилась вся эта история, чем бы вы думали? Сменой … мужа!

Эта писательница и в жизни обладала весёлым нравом, обаянием и остроумием. Как удалось ей сохранить всё это богатство в эмиграции, где жизнь была очень нелёгкой, полной лишений и тоски по оставленной России. Талант спас!

А почему бы не обратиться к стихам? Конечно, у каждого свои предпочтения, но я бы выбрала Марину Цветаеву. Если писательница Теффи любые человеческие пороки и неблаговидные черты характера передавала через юмор, иронию, то Марина Цветаева, которая тоже долгие годы жила в эмиграции – поэт трагического мироощущения.

Ещё в ранней юности она написала всем известные строки:

«Моим стихам, написанным так рано,

Что и не знала я, что я – поэт…»

Возникает такое впечатление, будто она сама предсказывает себе трудную судьбу.  Действительно, в эмигрантской среде, где были одни русские, она чувствовала себя очень одинокой, у неё не было ни последователей, ни учеников. Зато был свой собственный поэтический почерк.  

В стихах она тосковала по стране, которую уже не вернуть никогда.

«Можно ли вернуться в дом, который скрыт?» — спрашивает она в одном из стихов.

И всё же попытка вернуться туда, где был этот дом, состоялась. В 1939 году она вернулась на Родину и почти сразу потеряла близких людей – мужа и дочь, лишилась полноценного творчества.

Мы часто цитируем отдельные строки её стихов «к месту» и просто так:

«Моим стихам, как драгоценным винам, настанет свой черёд…»

\

Наталья Роенко, читатель библиотеки им. И. У. Басаргина

Наш сайт использует файлы cookies, чтобы улучшить работу и повысить эффективность сайта. Продолжая работу с сайтом, вы соглашаетесь с использованием нами cookies и политикой конфиденциальности.

Принять
Click to listen highlighted text!