Интервью с медицинским психологом Екатериной Фиденко

О мифах в психологии и проблеме стигматизации людей с расстройствами психики.

Иногда мы удивляемся тому, что происходит у нас в голове, как работает сознание, откуда берутся определенные рефлексы, но стесняемся об этом говорить, не находим на это время или заблуждаемся, тогда как вся наша повседневная жизнь подчинена сложным психологическим закономерностям и психическое здоровье важнее чем может показаться на первый взгляд.

– Добрый день, Екатерина! В последнее время стало популярным говорить, когда мы грустим, что мы якобы находимся в депрессии, хотя это ведь клинический диагноз, требующий лечения, если я не ошибаюсь? Как отличить обычные грусть, уныние, хандру от настоящей депрессии? В каких случаях следует обращаться к психологу?

– Да, Вы правы. Действительно, в последнее время я стала чаще слышать со стороны, что люди  используют психиатрические термины для описания своих состояний: печаль называют депрессией, эмоциональную неустойчивость – «биполярочкой», тревогу – панической атакой, ярость – психозом.

Грусть – одна из присущих всем людям базовых эмоций. Это нормальная реакция в ответ на утрату, разлуку с дорогим для нас человеком, разрыв значимых отношений, неудачи на пути к поставленной цели, разочарования и крушение надежд. Интенсивная печаль сопровождается ощущением боли. Мы можем ощущать не только «тяжесть на душе», но и реальную тяжесть во всём теле. Печаль сигнализирует нам о том, что сейчас мы нуждаемся в заботе, поддержке других, сочувствии и сострадании в трудный для нас период жизни. Например, когда в семье умирает один из родственников, остальные собираются вместе, чтобы проводить в последний путь, оплакать и помянуть его. И это совместное проживание горя их объединяет, их страдание становится СО-страданием, порождает чувство глубокой связи и общности, так необходимой людям.  Печаль замедляет темп жизни, обращает наш взгляд вглубь себя или в суть вещей, дарит нам возможность оглянуться назад, переосмыслить произошедшие, увидеть события под другим углом, осознать ценность утраченного и имеющегося. Это время остановиться, отрефлексировать полученный опыт, набраться сил, обратиться за поддержкой и помощью к другим, найти ресурсы для дальнейшего решения проблем.

Если человек испытывает сложности с проживанием этого непростого периода своей жизни, для него будет полезным обратиться за помощью к другим. Это могут быть родные, друзья, соседи, коллеги, религиозная община, психолог. Психолог в этом случае не только окажет так необходимую эмоциональную поддержку, но и поспособствует выражению чувств, осознанию причин неудач и разочарований, поможет скорректировать взгляды и стратегии поведения, вместе наметить шаги по выходу из затруднительного положения.  

Депрессия – это психическое расстройство, заболевание эмоциональной сферы, патологически сниженное настроение, сопровождающееся длительным (не менее двух недель!) состоянием подавленности и тоски. Зачастую она сопровождается и другими эмоциями – тревогой,  раздражительностью, чувством вины, утратой способности получать удовольствие (ангедонией). Человек может много плакать вначале, по мере прогрессирования заболевания отмечать утрату чувств и равнодушие (апатию). Человек будто замедляется, становится пассивным и бездеятельным, склонным к уединению и избеганию общения с другими людьми. Реакции и мыслительные процессы в депрессии замедляются, человек в депрессии  с трудом принимает решения. Это происходит из-за изменения химических процессов в головном мозге, нарушения баланса нейромедиаторов – химических веществ, способствующих передаче импульсов между нервными клетками в головном мозге. Происходят изменения на физиологическом уровне – нарушается сон, изменяется аппетит, а за ним – и вес, снижается уровень энергии, сексуального влечения, проявляется утомляемость. Представления человека о мире, себе и других изменяются – преобладает пессимистическое видение будущего, негативные мысли о других и себе, возникает ощущение собственной беспомощности, незначимости, ненужности, могут возникать мысли о самоубийстве. Для облегчения своего состояния человек может прибегать к алкоголю или психоактивным веществам, временно притупляющим эмоциональные страдания, но не избавляющим от них. Депрессия отличается от печали прежде всего тем, что в депрессии человек ощущает себя неспособным справиться с утратой (работы, отношений, связи с другими, самоуважения). Часто это действительно, так и есть. По данным Всемирной организации здравоохранения,  на сегодняшний день депрессия вошла в тройку лидеров в мире по причине нетрудоспособности, уступая сердечно-сосудистым и инфекционным заболеваниям. Это говорит о достаточной серьезности проблем психического здоровья.   

Депрессия как психическое заболевание требует лечения. Обратиться за помощью в этом случае можно к врачам — психотерапевту или психиатру, которые подберут схему терапии. Чаще всего в этом случае назначаются антидепрессанты – препараты, оказывающие влияние на уровень нейромедиаторов – серотонина, норадреналина, дофамина. Они улучшают настроение, уменьшают эмоциональное напряжение и физическое ощущение тяжести, беспокойство и раздражительность, нормализуют сон и аппетит, повышают активность. Примечательно, что у людей без депрессии антидепрессанты настроение не улучшают.  Важно также знать, что это препараты накопительного действия, и после однократного приёма улучшения состояния не наступает. Должно пройти минимум 10-14 дней, чтобы человек почувствовал эффект от лечения. Лучший эффект наблюдается при сочетании назначения антидепрессантов и проведения сеансов психотерапии. На данном этапе развития науки наибольшую доказанную эффективность имеет когнитивно-поведенческая (или когнитивно-бихевиоральная) психотерапия. Лёгкие депрессивные состояния не обязательно требуют назначения лекарств, в этом случае нередко бывает достаточно прохождения курса психотерапии. Однако тяжёлые состояния, часто сопровождающиеся суицидальным риском, требуют не только обязательного назначения медикаментозного лечения врачом-психиатром, но и госпитализации в психиатрическую больницу по причине опасности человека в таком состоянии  для себя. И по Закону о психиатрической помощи госпитализировать человека в этом случае могут даже без его на то согласия.

– Есть ли какой-либо топ самых простых, но наиболее распространенных расстройств?

– Конечно, учёные следят за статистическими показателями распространённости различных заболеваний, в том числе и  психических расстройств.  На первое место в мире в настоящее  выходят тревожные расстройства. И в условиях длительной угрозы и неопределённости из-за распространения новой коронавирусной инфекции эта тенденция только закрепляется. В группу тревожных расстройств входят: реакция на тяжёлый стресс, сопровождающаяся нарушением адаптации, посттравматическое стрессовое расстройство, различные фобии, паническое расстройство, генерализованное тревожное расстройство, обсессивно-компульсивное расстройство, соматоформные (т.е. проявляющиеся не эмоциональными, а телесными проявлениями) расстройства. Специалисты ожидают, что скоро начнётся эпидемия тревожных расстройств, связанная с COVID-19, которая будет проявляться тревогой о здоровье, мизофобией (страхом заражения) и агарофобией (страхом выходить на улицу), проявлениями посттравматического стрессового расстройства и генерализованного тревожного расстройства. Несмотря на широкую распространенность, тревожные расстройства часто не распознаются и, следовательно, не лечатся. 

На втором месте по распространённости идут расстройства настроения, куда попадают депрессии разной природы и степени тяжести и биполярное аффективное расстройство, проявляющееся периодами болезненного изменения настроения, чередованием депрессивных и маниакальных (с избыточным подъёмом настроения) фаз. Как ранее уже упоминалось, депрессии наносят существенный урон работоспособности во всем мире. Третье место разделяют расстройства личности и поведения, а также химические зависимости и расстройства пищевого поведения. Далее следуют органические психические расстройства, т.е. обусловленные различными вредностями или поражениями головного мозга, в том числе слабоумие (деменция)  и умственная отсталость. Замыкают топ шизофрения и расстройства аутистического спектра, в нашей стране в настоящее время часто являющиеся инвалидизирующими расстройствами, сопровождающиеся выраженным нарушением социального функционирования и нуждающиеся  в значительных затратах для достижения социальной,  трудовой, творческой  и  личностной реабилитации.

– Чем отличаются психолог, психиатр и психотерапевт? Все ли психологи являются врачами? Какие бывают психологи?

– Хороший вопрос. Ну, во-первых, психолог – это не врач вовсе. Это специалист с высшим психологическим образованием, получить которое он может в обычном университете. Есть различные специализации психологов: это может быть психолог-консультант, педагог-психолог, коррекционный, семейный, социальный, перинатальный, клинический психолог и др.  Каждый из них специализируется в своей области для оказания помощи определённой категории людей. Психолог-консультант помогает здоровым людям, оказавшимся с затруднительной для них ситуации, имеющим проблемы личного характера, возвращает человеку ощущение способности управлять своей жизнью. Педагог-психолог часто сопровождает образовательный процесс, помогает решать возникающие в ходе  обучения и межличностного взаимодействия сложности, консультирует педагогов, школьников и их родителей. Семейный психолог помогает супругам решить проблемы неудовлетворённости и взаимного непонимания, возникающие в семейной жизни. Перинатальный психолог сопровождает женщин в процессе беременности и родов. Социальный психолог специализируется на изучении психологии различных групп – рабочих коллективов, спортивных команд, знает групповую динамику, возникающие в коллективах процессы, помогает решать трудности взаимодействия, способствует сплочению и командообразованию. Коррекционный психолог – специалист, работающий с «особыми» детьми, помогает корректировать у них имеющиеся нарушения познавательной, коммуникативной сферы, обусловленные задержанным или нетипичным, отличающимся психосоциальным развитием. Клинический психолог обучается в медицинском университете, однако, это не врач. Он знает и понимает особенности протекания различных заболеваний, в том числе психических расстройств, их влиянии на различные сферы психической деятельности – познавательную, эмоциональную, коммуникативную. Он может работать в любом медицинском учреждении, помогает диагностировать и корректировать нарушения психической деятельности человека, выработать правильное отношение к своему заболеванию, найти  более адаптивные стратегии совладания с ними.  Клинический психолог владеет психокоррекционными и психотерапевтическими техниками,  является помощником врача психиатра или психотерапевта.  Однако у психолога нет права назначать лекарственные препараты.

Психиатр – это врач, специалист, окончивший медицинский университет и прошедший специализацию по психиатрии. Он лечит любые психические расстройства, в том числе тяжёлые, хронические, психотические, т.е. сопровождающиеся психозами – грубыми нарушениями психической деятельности, сопровождающиеся нарушениями восприятия и мышления, с галлюцинациями и бредом. Лечение часто включает подбор фармакологических, психотропных средств, уменьшающих или устраняющих болезненные проявления.

Психотерапевт в нашей стране – тоже врач, прошедший специализацию по психиатрии и имеющий не менее 3 лет опыта практической работы по этому направлению. Он тоже лечит психические расстройства, но не все.  В основном сфера его деятельности – непсихотические расстройства. А это как раз весь спектр тревожных расстройств, депрессии, расстройства личности и поведения. Он тоже может выписать лекарственные препараты для коррекции настроения или нормализации сна. Однако антипсихотики, т.е. убирающие психоз препараты, он назначить не может. В этом случае поможет только врач-психиатр. Кроме того, психотерапевт владеет различными психотерапевтическими техниками и может корректировать состояние немедикаментозными средствами – с помощью совместного анализа поведения, эмоций и мышления, поведенческих экспериментов и специальных тренингов развития новых навыков.

– Нормально ли вести дневник для здорового человека? В каких случаях может быть полезно вести дневник? В чем его терапевтический эффект?

– Меня даже удивляет этот вопрос. Конечно, это нормально – вести дневник. Дневник помогает описать свой опыт, способствует выражению чувств, мыслей, запускает рефлексию, т.е. способность оценивать, анализировать, познавать самого себя, а это важный механизм формирования зрелой личности. Действительно, нередко психотерапевт или психолог может рекомендовать  ведение дневника с исследовательской, диагностической или терапевтической целью. В дневнике человек может выразить все свои по его представлению нежелательные чувства и мысли, увидеть взаимосвязи между событиями и явлениями, собственными реакциями и поведением и ответными реакциями окружающих, понять свои сильные и слабые стороны, проанализировать проблему, оценить вложенные ресурсы и увидеть последствия своих действий, спланировать решение сложных задач. По сути, дневник позволяет оценить собственные внутренние ресурсы и найти в них опору, а это само по себе уже психотерапевтично. Для достижения лучшего эффекта советуют вести записи регулярно, уделяя этому, например, 10 минут в день, в удобное для Вас время и в удобном месте, где Вас не будут беспокоить. Записи лучше делать от руки, так как во время письма активизирует область мозга, которая фильтрует и выводит на первый план информацию, на которой мы концентрируется, позволяя лучше сфокусироваться на себе, своих ощущениях и мыслях. Дневник может быть в форме описания событий настоящего или прошлого, в форме диалога – с определёнными людьми или обществом, с собственным телом или субличностью (Внутренним ребёнком или Внутренней мудростью), с собой в прошлом или будущем, в форме потока сознания, символов и образов. Важно писать что угодно, но только для себя, не стараясь демонстрировать свой литературный талант. Психологи рекомендуют не обращать внимания на орфографию и пунктуацию, не перечитывать и не исправлять написанный текст, позволяя ему быть свободным потоком сознания. Чем меньше внутренней критики и контроля – тем лучше. Кроме того, дневник – возможность самовыражения, а эта потребность есть в каждом из нас. Например, очень откровенные, наполненные болью и страхом, местами резкие автобиографичные записки, опубликованные Элизабет Вурцель о её погружении в депрессию (я имею в виду её книгу «Нация прозака») позволили многим людям узнать в страданиях героини свои переживания и найти им обозначение, понять, что они не обязаны проходить через этот кошмар и что для борьбы с депрессией можно использовать лекарства, как и для лечения других заболеваний. Кроме того, эта книга дала толчок для развития мемуарной литературы, позволяющей не только максимально открыто поведать о своей жизни, но и поднимать такие важные темы как отношение к психическому здоровью.

– Многих людей от похода к психологу останавливают разные причины. Это: стыд, страх, что кто-то узнает если не о самой проблеме, то иногда даже о том, что человек просто ходит к психологу. Правильно ли считать, что психолог может понадобиться всем, даже совершенно здоровым людям, и в этом нет ничего предосудительного, т.к. четкой границы, разделяющей людей на здоровых и больных нет?

– Да,  с подобными чувствами клиентов нередко приходится встречаться. К сожалению, кто-то из-за страха или стыда так и не доходит до специалиста или приходит слишком поздно, когда тут уже не психолог нужен, а психиатр. Наличие сложных эмоций, которые мешают что-то делать – как раз повод обратиться к психологу и проработать эти чувства, найти их истоки и увидеть их ограничивающее влияние на Вашу жизнь. Страх огласки факта обращения за помощью часто присутствует, однако по профессиональному этическому кодексу и сам факт обращения за помощью, и содержание Вашей работы является конфиденциальной информацией и не может быть разглашено специалистом. Решение обратиться за помощью к психологу человек может принимать самостоятельно уже с 15 лет, и разрешения родителей на получения этой помощи не требуется. Родители или законные представители имеют право  получать информацию о состоянии здоровья несовершеннолетних, чтобы иметь возможности полноценно заботиться о здоровье своих детей. При этом психолог даёт эту информацию в общем виде, не обсуждая содержания доверительных бесед. Например, он может сообщить об имеющихся трудностях эмоционального характера, проконсультировать по способам нормализации состояния и даже просить их помощи в оказании эмоциональной поддержки дома, рекомендовать, если это требуется, обратиться с ребёнком за помощью к психиатру или самим родителям обратиться к семейному психологу, если это будет способствовать стабилизации эмоционального состояния клиента. Есть ещё миф, что психологи работают с «психами». Так вот, вспомним, что лечить психические расстройства может только врач – психиатр или психотерапевт. Психолог помогает людям решать возникающие в их жизни сложности. К нему как раз чаще обращаются именно здоровые люди. А помогать справляться с трудностями людям с психическими расстройствами будут клинические психологи. Вопрос границ нормы – очень дискутабельный. Порой, действительно, нелегко провести грань между нормой и ненормой, особенно это касается разграничения тревожных состояний и нормального поведения. Этой границей будет нарушение обычного, нормального функционирования человека и его адаптации к изменениям. Считаю, что психолог как раз должен эти границы чётко определять, так как это вопрос осознания пределов собственной компетенции, а это способствует правильной переориентации клиента к нужному ему специалисту в случае необходимости. Я считаю, что любой человек может оказаться в таком положении, когда ему может быть полезна консультация психолога. И в этом нет ничего предосудительного. К сожалению, у нас в обществе силён стереотип, что взрослые люди должны сами справляться со своими проблемами, а иначе ты – слабак и неудачник. Навешивание ярлыков при затруднениях или неуспехе – это заведомо провальная стратегия, не мотивирующая и не помогающая, а напротив, усиливающая тревогу, негативно влияющая на самооценку и уровень достижений. Однако люди часто прибегают к оскорблениям, обзывая и навешивая ярлыки вместо того, чтобы понять, поддержать, дать отдохнуть, найти доступный способ объяснить или выбрать другой способ решить поставленную задачу. Часто такое обращение вслед за неуспехом можно услышать в адрес детей от родителей или педагогов («Балбес!», «Тупица!», «Бездарь!» и прочее). А потом уже и сам человек начинает привычно активно ругать себя за промахи и ошибки, опуская руки и считая себя никчёмным и бездарным. Обнаружить и разорвать порочный круг негативных мыслей о себе и будет задачей психолога. На мой взгляд, если человек, рационально оценивая свои ресурсы, понимает, что в какой-то ситуации ему может помочь специалист, и он обращается за консультацией – это как раз и есть поведение взрослого, зрелого человека. Невозможно самому быть специалистом во всех областях сразу. И, к сожалению, некоторым вещам нас не учат в школе. Например, занятия по психическому здоровью для подростков, думаю, могли бы существенно повысить уровень осведомлённости и самопонимания, дали бы инструмент для саморегуляции, снизили страх перед неудачами и помогали бы своевременно обращаться к специалистам. Ведь чем раньше обнаружить трудности и начать работать над ними, тем легче с ними справиться.  

– Почему в нашей стране посещение психолога не так популярно как на Западе? С чем это связано?

– Во-первых, есть причины исторические. В нашей стране психология не имела таких возможностей для развития, как на Западе. Изучение индивидуальных различий и генетически заложенных особенностей длительное время было «вне закона». Генетика, психотехника и педология объявлялись лженауками. Развиваться могли только направления, придерживающиеся в своей основе материалистического подхода, соответствующего общей идеологической направленности страны. В то время как на западе активно развивались другие направления – психоанализ, экзистенциальная, гуманистическая, когнитивная психология. Соответственно на западе раньше сформировалось различные психологические концепции, были разработаны и получили распространение методы практической помощи. Это способствовало формированию культуры обращения за помощью к специалистам. В западном мире вообще принято ценить время и личные ресурсы. Например, если в доме возникают проблемы со светом, то чинить проводку и менять лампочки будет электрик, а не глава дома. И это норма. Если возникли проблемы личного характера, то близкий друг в ответ на вашу попытку вылить на него ушат своих проблем может сказать: «Я тебе не психолог». Особенно если он сам сейчас не в ресурсе. И это тоже норма.

Кроме того, психологическая и психотерапевтическая помощь во многих странах покрывается медицинской страховкой, т.е.  человек может получить до 30 оплаченных по страховке посещений  в год. У нас же человеку приходится по большей части самому оплачивать затраты на психологическую помощь. И это, конечно, тоже для многих является препятствием. В учреждениях здравоохранения есть психологи, и их услуги входят в стандарт оказания помощи. Например, во Владивостоке есть клинические психологи в психоневрологическом диспансере, в женских консультациях, в наркологии, СПИД-центре, в отделении психопрофилактики и психотерапии ВКДЦ. Оказание услуг в этом случае оплачивается за счёт средств  ФОМСа или из гос.бюджета. Это делает доступным получение помощи. Хотя уровень осведомлённости о таких возможностях у нас остаётся невысоким.

– В нашем обществе есть такое явление как стигматизация людей с психическим расстройствами. Об этом свидетельствуют такие оскорбления как: псих, идиот, даун. Почему люди с психическими расстройствами реже вызывают сочувствие, чем, например, люди с физическими недостатками?

– Проблема стигматизации, действительно, очень серьёзна. И зачастую негативное отношение окружающих заставляют страдать людей с психическими расстройствами даже сильнее, чем сама болезнь. Она заставляет пациентов и членов их семей занимать оборонительную позицию и замыкаться, инкапсулироваться, отгораживаться от нападок извне. За такими оскорблениями, что Вы привели, скрываются страх и предубеждение. Страх от непонимания сути психических расстройств и их порой непоследовательных, противоречащих здравому смыслу, непредсказуемых болезненных проявлений. И порожденная страхом самозащитная агрессия как желание противопоставить себя безумцам, навесть на них ярлык, клеймо позора. Преодолеть предубеждения помогают осведомленность и личный опыт, помогающий преодолеть стереотипное обобщенное представление о людях с психическими расстройствами. То, что в современном мире люди с физическими недостатками вызывают больше сочувствия, нежели пренебрежения и насмешки – это хороший знак. А ведь лет сто назад такие люди выставлялись на обозрение и насмешки в Цирках уродов, и зрители ходили подивиться и посмеяться над ними за деньги, так же как в своё время платили за посещение Бедлама в Лондоне. Считаю, что изменению в отношении способствовала активная общественная  работа по внедрению в общественное сознание недопустимости такого обращения, рассказы личных историй в средствах массовой информации, компании по защите своих прав,  активное участие в спортивной, культурной, общественной  жизни общества. Важно делать видимыми и психические расстройства. В последнее время я реже слышу слово «даун» в качестве оскорбления. Считаю, что действие таких общественных организаций как «Даунсайд ап», знакомящих нас с такими разными ребятами с Даун-синдромом, позволяющими увидеть их способности и таланты, помогают преодолеть это предубеждение и сложить объективную картину о таких людях. Общественная организация «Психиатрия: Нить Ариадны» тоже свою деятельность направляет на преодоление стереотипов и предубеждения относительно психиатрии и людей с психическими расстройствами. Организация имеет периодическое онлайн-издание, в котором освещаются новости из мира психиатрии, рассказывается об новых реабилитационных подходах. Раз в  два года проводится большой международных Фестиваль творчества людей с особенностями психического развития, параллельно с которым проводят научно-практические конференции, мастер-классы, круглые столы. Площадками фестиваля становятся ведущие музеи и театры, центры современного искусства и концертные залы. Выпускаются альбомы фоторабот и изобразительного творчества, альманахи литературного творчества. Это замечательная возможность увидеть изнутри мир нейронетипичных людей, познакомиться с их восприятием и образом мысли, посетить психообразовательные лекции и больше узнать об особенностях функционирования психики. Мне кажется, таких мероприятий должно быть больше, и они должны широко освещаться. Тогда мы постепенно сможем  преодолеть  предубеждения.

– Что делать, если человек по причине своей болезни не осознает, что ему требуется помощь, считает, что с ним все в порядке, что он не нуждается в лечении, но при этом его состояние может ухудшиться? … А если даже когда ему об этом говорит специалист, он считает, что врач намеренно обманывает его? Неужели такому человеку не помочь, и он обречен на прогрессию заболевания?

Если у человек болен психически, но не осознает этого, то, скорее всего, мы имеем дело с психотическим расстройством, так как при психозе нарушается критическая оценка происходящего. Если состояние значительно ухудшилось и окружающие видят, что человек нуждается в помощи, что он может быть опасен для окружающих или самого себя, отказываясь от еды, выказывание намерение причинить вред себе или другим, то следует незамедлительно вызывать «скорую помощь». Врачи оценят состояние, увидят болезненные проявления и отвезут в стационар. В случае, когда человека страдает хроническим психическим заболеванием, он, вероятнее всего, уже наблюдается у участкового врача-психиатра в психоневрологическом интернате. В этом случае можно уговорить человека навестить врача, сославшись на наличие тех проявлений, что вы видите – нарушения сна, нервозность, странные идеи или нерациональные поступки. Можно вызвать врача на дом, и он назначит необходимое лечение либо направит на госпитализацию. Обычно любое лечение —   добровольное. В психиатрии законом прописан круг случаев, когда человека могут направить на недобровольную госпитализацию. И если специалисты увидят основания для этого, будет созвана врачебная комиссия, которая, после расширенного осмотра, направит в суд медицинское заключение и заявление для получения санкции на недобровольную госпитализацию. Тогда человека оставят в больнице без его на то согласия, назначат уколы и будут ожидать улучшения состояния. По мере улучшения критическая оценка действительности к человеку возвращается, и он может осмыслить происходящее с ним в болезненный период, понять, что это была болезнь, согласиться на приём поддерживающей терапии, которая предотвратит рецидив, защищая от прогрессирования заболевания. К сожалению, медицина не всесильна, и иногда прогрессия неизбежна. Например, при деменциях (старческом слабоумии). Однако подобранная терапия будет замедлять распад связей между нейронами, сохраняя человеку память и рассудок на более длительный период.

– Посоветуйте художественные книги, наиболее глубоко погружающие читателя в проблемы людей, имеющих психические расстройства, реалистично их отражающие и заставляющие читателя прочувствовать и понять это состояние.

– «Необыкновенное путешествие в безумие и обратно (Операторы и вещи)»  Барбары О’Брайен – замечательная, невероятная и очень реальная история проживания параноидной шизофрении, погружения в галлюцинаторный мир болезни и путешествия обратно к здравому рассудку через длительный период сохраняющегося недоверия к окружающим и ощущения враждебности мира. 

Роман «Под стеклянным колпаком» Сильвии Плат или ранее упомянутая книга Элизабет Вурцель «Нация прозака» рассказывают о тяжёлой депрессии и душевном сломе, одиночестве и утрате контроля над собой.

Ещё мне очень нравится детектив Марка Хеддона «Загадочное ночное убийство собаки», достаточно точно описавшего видение окружающего мира глазами мальчика с синдромом Аспергера, нарушением развития аутистического спектра.

– Посоветуйте три книги, имеющие на ваш взгляд наибольшую практическую пользу для понимания функционирования нашей психики, для родственников больных или начинающих психологов.

В 2016 году вышла книга Дарьи Варламовой и Антона Зайниева «С ума сойти! Путеводитель по психическим расстройствам для жителя большого города». В 2020 году увидела свет книга Маши Пушкиной и Евгения Касьянова «Биполярное расстройство. Гид по выживанию для тех, кто не видит белой полосы». Обе эти книги хороши тем, что они вышли в России, отражают наши реалии и освещают существующие в России законодательные моменты. А из переведённых хорош гид, составленный Эдвином Фуллер Торри «Шизофрения: книга в помощь врачам, пациентам и членам их семей».

А хорошими книгами по самопомощи, на мой взгляд являются книги Денниса Гринбергера и Кристин Падески «Разум рулит настроением», Роберта Лихи «Свобода от тревоги», Джеффри Янга и Джанет Клоско «Прочь из замкнутого круга».

– Что бы вы посоветовали почитать ребенку или подростку на эту тему?

– Для детей есть чудесная книга Бирты Мюллер «Планета Вилли», знакомящая нас с мальчиком с синдромом Дауна. Для подростков на эту же тему хороша будет книга Джакома Маццариола «Мой брат – супергерой», прекрасно раскрывающая весь спектр чувств за своего необычного брата – от любопытства в детстве, непонимания, стыда, отвращения – в подростковом возрасте, при столкновения с реакциями других, до принятия, понимания  и гордости – по мере взросления. «Загадочное ночное убийство собаки» – книга для всей семьи, в том числе и для школьников. Для подростков интересным будет роман Мариам Петросян «Дом, в котором», раскрывающим жизнь обитателей закрытого социального учреждения для детей с особенностями. Хорошо раскрывает внутренний мир подростка, пережившего депрессию и имеющего трудности с общением эпистолярный роман Стивена Чбоски «Хорошо быть тихоней». Дэниел Киз в своей фантастической истории «Цветы для Элджернона» поднимает важные этические и нравственные вопросы отношения к людям с особенностями развития, моральном праве вмешиваться в заложенное от природы, цене, которую приходится платить за проводимые над людьми эксперименты.

 

Наш сайт использует файлы cookies, чтобы улучшить работу и повысить эффективность сайта. Продолжая работу с сайтом, вы соглашаетесь с использованием нами cookies и политикой конфиденциальности.

Принять
Яндекс.Метрика