Победе – 75. «Солдат моей семьи»: Николай Васильевич Мордовин

 

В рамках акции, посвященной 75-летию Великой Победы, о человеке с непростой судьбой рассказывает Наталья Евгеньевна Матяш, ведущий библиотекарь библиотеки им. И. У. Басаргина

Победе — 75. Простой человек — непростой судьбы

Мы говорим «простой человек», «простые люди»… А какой смысл вкладываем в эти слова? Простой человек – он не герой в общепринятом смысле, он честно и добросовестно трудился, богатства особенного не нажил, вырастил детей, как говорится в характеристике, «пользуется уважением в коллективе»… Знакомьтесь – Николай Васильевич Мордовин – простой человек с непростой судьбой.

Николай Васильевич 1930 года рождения. Родная Табаковка, затерянная на границе Пензенской и Тамбовской областей, маленькая речушка, а по обоим берегам с десяток изб, многие из которых покосились от старости. Здесь прошло, как говорится, босоногое детство. Только рано оно закончилось. Умер отец, и заботы о матери и двух сёстрах легли на плечи мальчика. Ходил с мужиками на заготовку дров, пас скот, в поле работал, закончил три класса начальной школы, а тут война, какая учёба, только бы выжить. Голод обрушился, траву ели, до учёбы ли!

Запомнил Николай тот день, когда в их дом пришёл участковый с каким-то незнакомым человеком и сообщил, что по разнарядке нужно из их деревни пятерых подростков отправить на учёбу в ФЗО (фабрично – заводское обучение) в город Пензу. В школы ФЗО направляли в мобилизационном порядке, тем, кто ослушается, грозило наказание до одного года трудовой колонии. Шла война, рабочих рук на оборонных заводах не хватало, вот и заняли мальчишки места у станков. Увидел Николай Васильевич фотографию тех лет «Мальчик у станка» не мог поверить, что это не он. «Я точно таким был!»

Разместили их в общежитии, выдали форму. Николай, умудрённый опытом крестьянского мальчика «положить подальше, взять поближе», спрятал её под матрац, другие утром растерянно озирались, где одежда? Это детдомовские постарались – выживали, кто как сможет.

Жилось трудно. Один день теория, другой – практика по 8 часов у станка. Учёба продолжалась два года. Тяжёлая работа, скудное питание, но лучше, чем в деревне: всё-таки по 700 гр. хлеба на день. Случалось, что старшие отбирали, если от ужина припрячешь кусочек, чтобы съесть перед сном, а не отдашь, так и поколотят. Не выдержал, вместе с другими мальчишками побежал домой. Добирались на крыше поезда, на ступеньках вагона, как живы остались одному богу известно. Уткнувшись в мамины руки, повторял сквозь слёзы: «Не могу больше, не могу больше!» А что поделаешь, завернули мальчишек на прежнее место. Постепенно пообвык и даже почувствовал «расположение к технике». Обучение вёл мастер индивидуально по специальности ремонт станков. Отличился, когда пришли импортные станки. Одним из первых сумел их освоить, разобрать и собрать по винтику. Было ему тогда 13 лет, а в 15 уже самостоятельно ремонтировал технику. Позже был награждён медалью «За доблестный труд в годы войны». А тут новый указ: тех ребят, что из сельской местности, вернуть в колхозы. Теперь уже с городом не хотелось расставаться. Но вскоре призвали в армию. Так оказался во Владивостоке. Отслужив, остался в полюбившемся ему городе – житель Владивостока с 1951 года, он, можно сказать, его и строил. Идёт, бывало, по улице Нейбута, Сабанеева и многим другим: «Вот он «мой дом», какие красавцы, а?!» Даже к дому, в котором живёт сейчас, руку приложил – фундамент закладывал.

Наш сайт использует файлы cookies, чтобы улучшить работу и повысить эффективность сайта. Продолжая работу с сайтом, вы соглашаетесь с использованием нами cookies и политикой конфиденциальности.

Принять
Яндекс.Метрика