С днем рождения, Владимир Клавдиевич!

 

10 сентября исполняется 148 лет со дня рождения Владимира Клавдиевича Арсеньева. Почти за полтора столетия о знаменитом писателе и путешественнике написаны десятки трудов и сотни, а, может быть, тысячи статей. Но что мы знаем о нем сегодня и насколько приблизились к разгадке его жизни? А ведь загадка существует. И не одна.

Судьба разведчика

Когда говорят об В.К.Арсеньеве, в большинстве случаев упоминают, что он путешественник и писатель, иногда добавляют – ученый, и крайне редко говорится о том, что большинство его экспедиций были совершены с разведывательными целями. Ведь Владимир Клавдиевич большую часть своей жизни работал профессиональным разведчиком и на этом поприще дослужился до подполковника царской армии. По этой же причине в СССР у него были проблемы – как бывший офицер, он должен был регулярно отмечаться в ОГПУ и проходить проверку. Отсюда же растут ноги конспирологической версии о том, что ОГПУ, якобы, «затравила Арсеньева». На самом деле, внимания к нему было не больше, чем к другим царским офицерам, а скончался он от подорванного в экспедициях здоровья, о чем признавался в частной переписке.

Арсеньев прибыл на Дальний Восток в 1900 г. по собственной просьбе, переводом из полка, расквартированного в Польше. В Европе служить ему было скучно. Уссурийский край представлялся ему белым пятном на карте и здесь молодой поручик не прогадал – здесь действительно была Терра Инкогнита. Поначалу Владимр Арсеньев служил обычным строевым офицером в пехотном полку Владивостокской крепости, но вскоре возглавил охотничью команду полка, которая, согласно обязанностям, занималась так же разведкой. Первые же походы показали, что В.К. Арсеньев – прирожденный исследователь новых территорий. Материалы его экспедиций пестрят сведениями по географии, биологии, этнографии и археологии Уссурийского края, т.е к исследованию новой территории он подошел, как энциклопедист.

В биографии Арсеньева есть самые разнообразные экспедиции: как рекогносцировочные, так и боевые, например, во время русско-японской войны. В 1904 г. отряд Арсеньева был направлен на уничтожение японского десанта, высаженного на территории Уссурийского края в районе залива Св. Ольги. Задание было успешно выполнено. Японский десант в количестве 70 чел. был настигнут в тайге и частично уничтожен, а частично доставлен во Владивосток. Самой опасной была экспедиция 1912 г., когда Арсеньеву была поставлена задача по выявлению и ликвидации баз и отрядов хунхузов в Южно-Уссурийском крае. Несмотря на некоторые удачные операции, в целом, эта задача не была решена – хунхузы имели широко разветвленную организацию и пользовались помощью многочисленного китайского населения, проживавшего в Приморье. С этих пор Арсеньев стал противником присутствия китайцев на территории края и ратовал за выселение их с территории русского Дальнего Востока.

Самой загадочной страницей в биографии Арсеньева стал период гражданской войны и интервенции 1918 – 1922 гг. Владимир Клавдиевич был ярым противником братоубийственной войны и делал все, чтобы не участвовать в ней на той или другой стороне. Более того, он делал все, чтобы не обострять конфликт между белыми и красными, ведь его друзья и товарищи оказались в обоих лагерях. Существуют воспоминания, как белых, так и красных знакомых Арсеньева, которым он помогал уйти от преследования и гибели. Так, поэт и писатель Арсений Несмелов рассказывал в мемуарах, как Арсеньев консультировал его перед тем, как Несмелов бежал через советско-китайскую границу в Харбин и даже дал ему собственноручно нарисованную карту маршрута.

Сотрудничал Арсеньев и с иностранными экспедиционными корпусами в Приморье, которые позже были названы интервентами. Владимир Клавдиевич видел в них силу, способную остановить кровопролитие между белыми и красными и некоторое время работал в американском штабе. Впрочем, в американцах он видел силу, способную противостоять японцам, так что в этом сотрудничестве был определенный военно-политический расчет. Есть данные о сотрудничестве Арсеньева и с японцами, так что здесь он выступал, как двойной агент, но конечная цель была благородной – прекращение гражданской войны и интервенции, что в итоге стало пользой для родины.

О жизни и смерти В.К. Арсеньева рассказывают массу легенд. Некоторые из них перекочевали в документальную литературу и биографию писателя. Одна из самых устойчивых гласит: в 1951 г., во время перезахоронения праха Арсеньева с кладбища на Эгершельде в мемориальной части Морского кладбища, при вскрытии могилы писателя оказалось, что его мощи оказались нетленными, а из могилы вылетела бабочка. «Душа Владимира Клавдиевича отлетела», — якобы сказал председатель комиссии по перезахоронению Борис Сушков. При этом ссылаются на акт эксгумации. Ничего подобного в этом акте нет. Дело в том, что Арсеньева хоронили в черном костюме с белой бабочкой, которые действительно хорошо сохранились и рассказ Сушкова был интерпретирован молвой в красивый, но художественный вымысел.

Тем не менее, в легендах и мифах об Арсеньева есть высокий смысл – о заурядных людях легенд не сочиняют. Само их наличие говорит о легендарной личности, в биографии которой еще масса непрочитанных страниц. Писатель Арсеньев и сам любил сочинять мифы: его художественное произведение «Дерсу Узала» до сих пор считается чуть ли не путевым дневником, а ведь в нем нарисован романтический мир Уссурийской тайги и ее обитателей. Что касается судьбы разведчика Арсеньева, то на пути будущих исследователей стоит нелегкая, но увлекательная задача архивных поисков и удивительных находок. В том, что они будут, можно не сомневаться.

Сергей Корнилов, историк-краевед, ведущий проекта «Объяснения»

Наш сайт использует файлы cookies, чтобы улучшить работу и повысить эффективность сайта. Продолжая работу с сайтом, вы соглашаетесь с использованием нами cookies и политикой конфиденциальности.

Принять
Яндекс.Метрика