Удивительная история с зоологом Кореном

Историк-краевед и литератор Сергей Корнилов предлагает очередную лекцию в проекте ВЦБС «Объяснения»

Чехов и Владивосток

В 2020 г. исполнилось 130 лет путешествия Чехова на Дальний Восток, но юбилейная дата осталась почти без внимания общественности и СМИ. Учитывая, что путешествие сыграло большую роль в жизни и творчестве писателя, попробуем восполнить этот пробел и рассказать об одной малоизвестной истории, связанной с визитом Чехова во Владивосток.

Путь на Восток

Чехов и Владивосток родились в один год: 1860. Знал ли об этом Чехов, неизвестно, но странная, почти мистическая связь между ровесниками продолжалась до самой его смерти. 13 апреля 1904 г., за два месяца до кончины, Чехов пишет писателю Амфитеатрову: «Если буду здоров, в июле или августе поеду на Дальний Восток не корреспондентом, а врачом. Мне кажется, врач увидит больше, чем корреспондент». В тот же день, в письме писателю Лазаревскому он уточняет, что если поездка состоится, то «побываю во Владивостоке».

К чему все эти уточнения насчет корреспондента и Владивостока? Дело в том, что в 1890 году, отправляясь на Дальний Восток, Чехов имел при себе удостоверение корреспондента «Нового времени» и писал путевые заметки для этой крупнейшей российской газеты. Это помогло не только скрасить долгое, утомительное путешествие, но и заработать на нем. 

Путешествие Чехова 1890 г. часто называют «путешествием на Сахалин», но это не совсем верно. Кроме Сахалина, Антон Павлович собирался посетить Владивосток, а также Японию, Корею и Китай. Эта программа была выполнена лишь наполовину: Чехов посетил Владивосток и Китай, но не смог посетить Страну Восходящего солнца и Страну Утренней свежести — из-за эпидемии холеры они были закрыты.

Пока Чехов ехал по Сибири, он несколько раз менял свои планы. В письме к родным из Иркутска он неожиданно пишет: «Я сильно изменил свой маршрут. Из Хабаровки я поеду не в Николаевск, а по Уссури во Владивосток, а оттуда уже на Сахалин. Нельзя не посмотреть Уссурийского края. Во Владивостоке буду купаться в море и есть устриц».

На это решение Чехова повлияла встреча в Томске с поручиками фон Шмидтом и Меллером — они возвращались из отпуска и всячески рекламировали Владивосток, как «лучший город на русском Дальнем Востоке». Рассказы о теплом море (Чехов мёрз, пока ехал по Сибири) и огромных устрицах, о которых, причмокивая, говорили поручики, соблазнили Чехова настолько, что он решил свернуть с намеченного пути и сделать большой крюк. Этим планам не суждено было сбыться все по той же причине: во Владивостоке началась эпидемия холеры и город был закрыт на карантин.

Из-за эпидемии холеры Чехов пробыл на Сахалине больше, чем планировал. Уже в августе он писал Суворину, что «Сахалин мне надоел», но вырваться оттуда он смог только в октябре 1890 года. Это принесло ему невыразимое облегчение, поскольку была реальная угроза остаться на острове на зимовку. Поэтому он с бодрым настроением прибыл во Владивосток, где в октябре сняли карантин и откуда в Корсаков пришел пароход Доброфлота «Петербург». 13 октября 1890 г. «Петербург» вышел из Корсакова и взял курс на Владивосток.

Чехов перед отъездом на Дальний Восток

Владивосток

15 октября 1890 г. «Петербург» вошел в бухту Золотой Рог.

«Когда я был во Владивостоке, — писал Чехов в письме Лазаревскому, — то погода стояла чудесная, теплая, несмотря на октябрь. По бухте ходил настоящий кит и плескал хвостищем, впечатление одним словом, осталось роскошное».

В целях экономии средств и профилактики, Чехов не стал останавливаться в гостинице, а жил в каюте парохода «Петербург». Спустя пять дней, «Петербург» южным путем отправился в Одессу.

Чем занимался Чехов во Владивостоке? Во-первых, ему необходимо было получить загранпаспорт, поскольку предстояло длительно путешествие с заходом в иностранные порты. На оформление загранпаспорта у Чехова ушло два дня. Во-вторых, Чехов работал в библиотеке Общества изучения Амурского края и стал одним из первых посетителей музея ОИАК (ныне музей им. В.К.Арсеньева), который открылся за две недели до приезда Чехова: 30 сентября 1890 г. Здесь Чехов проштудировал и сделал выписки из подшивки газеты «Владивосток» за 1883-1890 гг. Книга «Остров Сахалин» пестрит выписками из этой газеты.

Кроме того, Антон Павлович совершил несколько прогулок по городу. В «Острове Сахалин» мы находим упоминание о том, что перед длительным плаванием, Чехов совершил, говоря современным языком, шоппинг. Он посетил крупнейший во Владивостоке магазин «Кунст и Альберс», по выходе из которого встретил одного из сахалинских знакомцев, священника отца Ираклия. Оказалось, что о. Ираклий тоже купил билет на пароход «Петербург» и отправляется в европейскую Россию.

Бурят по происхождению, о. Ираклий имел не совсем обычную биографию. Родился он в Забайкалье и воспитывался в буддистской среде. Но однажды, во время сильного наводнения, молодой человек оказался перед лицом смерти и обратился к Иисусу Христу с молитвой о помощи. Он поклялся, что примет христианство, если останется жив. В результате, из всего бурятского селения, в живых остался он один. После этого он принял имя Ираклия и ушел в монастырь.  Затем выучился на священника, служил на Сахалине, после чего уехал в европейскую Россию, где состоял в дружбе и переписке с Чеховым. Антон Павлович описал его в повести «Дуэль» в виде дьякона Победова. 

Дальний Восток и Владивосток в произведениях Чехова

19 октября 1890 г. «Петербург» вышел из Владивостока, через полтора месяца прибыл в Одессу, а 8 декабря Чехов поездом вернулся в Москву — с момента отъезда прошло 7,5 месяцев. В целом, можно сказать, что Чехов поставил рекорд скорости. В то время только дорога из Москвы во Владивосток и обратно по материку занимала около полугода. Чехов же, если отбросить время пребывания на Сахалине, потратил на путешествие чуть больше четырех месяцев.  

В 1891 г., сразу по возвращении, Чехов пишет рассказ «Гусев». Сюжет рассказа навеян дорогой домой: его герой – солдат, отслуживший пять лет на Далеком Востоке, возвращается в Россию. В дороге, на пароходе ему снятся город Сучан, где происходила его служба и огромные дохлые лососи (согласно русским сонникам, увидеть во сне мертвую рыбу – к болезни). Гусев, действительно, заболел туберкулезом и умер, не доехав до дома. Его зашивают в парусину и сбрасывают в море, где тело бедняги съедают акулы. Впрочем, рассказ почти полностью был написан еще в дороге.

Первым же крупным произведением, написанным Чеховым по возвращении из путешествия, стала повесть «Дуэль». Его также смело можно отнести к дальневосточным произведениям писателя, хотя причинно-следственная связь здесь сложнее.

Повесть «Дуэль», но под другим названием, была задумана Чеховым до поездки на Сахалин, но он не знал, как довести ее до финала: не хватало кульминационного момента. Есть все основания утверждать, что решение столкнуть героев на дуэли, пришло к Чехову после знакомства с городским головой Владивостока Маковским.

Справка: Игнатий Иосифович Маковский родился в 1840 году, в 19 лет окончил аудиторское училище Морского ведомства и был направлен на службу в штаб Сибирской флотилии. Работал прокурором полевого суда и юристом в управлении портами Восточного океана. 7 января 1885 г. стал городским головой Владивостока, а затем дважды переизбирался на этот пост. Действительный статский советник и купец 1-й гильдии, Маковский являлся одним из богатейших людей города, но, в то же время, он был высокообразованным человеком, книголюбом и организатором Общества народных чтений (ныне библиотека им. Горького).

О встречах и беседах с Маковским известно от самого Чехова, который упоминает об этом в книге «Остров Сахалин». Во время визита Чехова, в Морском собрании Владивостока, Маковский читал цикл лекций, посвященных истории дуэлей в России и за рубежом и не мог не пригласить туда писателя. Даже если это не так, Чехов был в гостях у Маковского и тот не мог не поделиться с тем, что его волновало на тот момент. Возможно, что Антон Павлович читал лекции в рукописи, поскольку, после его отъезда, они были опубликованы в газете «Владивосток».

Одним из  главных действующих лиц повести «Дуэль» является молодой зоолог Николай фон Корен, который одержим идеей путешествия на Дальний Восток. Вот что он говорит: «Через два года,  когда  у  меня  будут  готовы  средства  и  люди,  я отправлюсь в экспедицию… пройду берегом от Владивостока до Берингова пролива и потом от пролива до устья Енисея. Мы начертим карту, изучим фауну и флору и обстоятельно займемся геологией, антропологическими и этнографическими исследованиями». В экспедицию, говоря современным языком, фон Корен вербует других персонажей повести. Повесть заканчивается отъездом Корена, где он напоминает провожающим его друзьям и знакомым: «А насчет экспедиции, все-таки, подумайте».

Йохан Корен

Повесть «Дуэль» была опубликована в 1891 г. и не очень хорошо принята публикой. Критики писали, что Чехов заставляет своих героев «подолгу рассуждать на абстрактные темы… его герои — когда им предоставляют слово — говорят бесцветным и скучным газетным языком. Особенно такими разглагольствованиями испорчена «Дуэль» (Мирский). «Сила художественного таланта Чехова — в мастерской обрисовке характеров, но мысли, проводимые им в последних произведениях, поражают своим убожеством» (Скабический, 1892). Повесть могла бы так и остаться в истории литературы, как неудача Чехова, если бы спустя 100 лет, как часто бывает с великими произведениями, она бы не была переоценена и фактически открыта заново.

Особый интерес она вызвала у кинематографистов. В СССР и России «Дуэль» экранизировали трижды: режиссеры Татьяна Березанцева и Лев Рудник (1961), Иосиф Хейфиц (1973) и, наконец, в 1996 г. Владимир Мотыль снял фильм «Несут меня кони…» по мотивам «Дуэли», где действие перенесено в современность. В Европе «Дуэль» ставили британец Чарльз Джеррот (1963) и немец Ханс Швайкарт (1964). В 2010 г. режиссер Довер Кошашвили снял классическую версию «Дуэли» в США (натурные съемки в Хорватии).

В картине Хейфица «Плохой, хороший человек» (1973) роль фон Корена исполняет Владимир Высоцкий. Именно он уговаривает других персонажей ехать с ним на Дальний Восток. Пикантность ситуации (доступной, впрочем, не многим) состояла в том, что, незадолго до этого Высоцкий нелегально побывал в закрытом Владивостоке и дал там семь концертов.

«Дуэль» имела переломное значение для творчества писателя. То, что критики приняли за «абстрактное разглагольствование» оказалось переходом от легковесного юмора Антоши Чехонте к тонкому психологизму позднего Чехова. Но не только этим исчерпывается значение «Дуэли». С этой повестью произошла удивительная история, не имеющая рационального объяснения.

В 1891 г. «Дуэль» выходит в свет, а спустя 17 лет на Дальнем Востоке объявляется экспедиция, которой руководит… зоолог Корен. Совпадение? Предсказание? Логически это объяснить невозможно. Можно было бы предположить, что Чехов слышал о зоологе Корене и это отложилось в его памяти, но версия не выдерживает критики. Дело в том, что когда Чехов писал повесть, реальному Корену было 11 лет, а в то время, когда зоолог стал известен в России, Чехов уже семь лет, как скончался. Можно считать это простым совпадением или странной материализацией придуманного персонажа, но факт остается фактом: экспедиция зоолога Корена на Дальний Восток состоялась. Причем, по маршруту, который указал Чехов. Единственным отличием стало ее направление: если у Чехова зоолог планировал пройти от Владивостока до Берингова пролива, то реальный Корен начал движение от Берингова пролива, а окончил свой путь во Владивостоке.

Город-мечта

Владивосток неожиданно возникает в самом конце жизни писателя. В 1903 г. в городе нашенском оказался приятель Чехова — писатель Борис Лазаревский.

Справка: Борис Александрович Лазаревский родился в 1871 году в Полтаве. Окончил юридический факультет Киевского университета. В 1899 — 1903 гг. служил следователем военно-морского суда в Севастополе, затем — в военно-морских судах Владивостока и Новороссийска. В 1899 г. в Одессе вышла первая книга Лазаревского «Забытые люди. Очерки и рассказы», где чувствуется сильное влияние Чехова. Произведения Лазаревского публиковались во многих русских литературных журналах. Годы гражданской войны писатель провел в Киеве и Одессе. В 1921 г. эмигрировал в Париж. Скончался в 1936 году.

В 1903 г. Лазаревского направили на работу во Владивосток, откуда он написал Чехову паническое письмо. «У меня волосы дыбом становятся – три года, легко сказать – без книг, без людей, без семьи… » Вскоре, ко всему прочему, началась русско-японская война. Чехов ответил: «Надо думать, в сочувствии вы не нуждаетесь… Когда кончится война, (а она скоро кончится) вы начнете разъезжать по окрестностям; побываете в Хабаровке, на Амуре, на Сахалине, по побережью, увидите тьму нового, неизведанного, что потом будете помнить до конца дней… Во Владивостоке в мирное время по крайней мере, живется не скучно, по-европейски… Если вы охотник, то сколько разговоров про охоту на тигров! А какая вкусная рыба! Устрицы по всему побережью крупные, вкусные… Вы пишете, что читать во Владивостоке нечего. А библиотеки? А журналы?». 

Весной 1904 г. Чехов пишет Лазаревскому, что собирается ехать во Владивосток лечить раненых. «В июле или августе, если здоровье позволит, я поеду врачом на Дальний Восток. Быть может, побываю и во Владивостоке». Но этим надеждам не суждено было сбыться – в июле 1904 г. писателя не стало.

Памятная доска на здании музея им. Арсеньева

Наш сайт использует файлы cookies, чтобы улучшить работу и повысить эффективность сайта. Продолжая работу с сайтом, вы соглашаетесь с использованием нами cookies и политикой конфиденциальности.

Принять
Яндекс.Метрика