Моя семья: интервью о чтении в семье

В рамках проекта «Моя семья» сотрудник библиотеки №8 Наталья Григина побеседовала с постоянной читательницей библиотеки Викторией Владимировной Скребцовой, бабушкой, воспитывающей трех внуков, о её любимых книгах.

На Змеинке есть семьи, где детей воспитывают не родители, а бабушки. Так сложилась жизнь, такие обстоятельства.

— Виктория Владимировна, помните, в прошлом году у нас в библиотеке была викторина по книгам Туве Янссон о муми-троллях, и ваша семейная команда взяла первое место?

— Помню. Но я эту книгу почему-то не люблю, хотя читала давно.

— Настя (внучка В.В. Скребцовой) все вопросы брала, значит, книги хорошо знает.

— Видимо ей это ближе. Она любит «Алису в стране чудес» Кэрролла, потом «Чарли и шоколадную фабрику» Роальда Даля. А мне истории про «Алису в стране чудес» кажутся довольно странными.

— Может быть, потому что у Насти склад ума математика и поэтому ей это понятно? Ведь Кэрролл был математиком.

— У нее сейчас скорее английский хорошо, чем математика.

— А Вы сейчас читаете сагу о Гарри Поттере. Откуда Вы про эту книгу узнали?

— Кино посмотрели. Сюжет по фильмам мы с внуками знаем наизусть. Пересматриваем. Нравится, как мальчик проходит все препятствия, как он себя строит, из маленького становится личностью. В нем нет подлости, как в Малфое.

— А там же еще есть такое, что Гарри Поттер сравнивает себя со своим отцом Джеймсом. Помните, там есть момент, когда Гарри Поттер попадает в воспоминания Снегга и видит, как его отец издевался над Снеггом.

— Да, он унижал его.

— Там же троица анимагов, Сириус, Джеймс и Люпин, но Люпин в стороне держался, а Сириус и отец Гарри Поттера издевались над Снеггом.

— Они хоть немного сдерживались, когда на Люпина смотрели, на то, что он не принимал участия, более зрело себя вел.

— Ну, вот получается, что Гарри Поттер не так по-свински себя ведет, как его отец вел в юности.

— Но у Джеймса же было соперничество со Снеггом из-за девочки. И с возрастом Джеймс то изменился, стал достойным человеком.

— Вы же уже знаете, если посмотрели все фильмы, что Снегга в конце убивают. Не было желания переписать сюжет?

— Дело в том, что в книге и фильме отличается повествование, не все сходится. Я потому и прочитать захотела после фильма, чтобы узнать, может в книге по-другому. А Снегга мне жалко.

— Мне тоже. Он ведь прожил несчастливую жизнь и умер молодым мужчиной, ему не было и сорока.

— Да, с детства он был изгоем, потому что жил в бедности, в трущобах, а те, кто над ним издевались, жили поприличнее. Снегг мне напоминает мужчину викторианской эпохи, который хранит верность даме сердца, даже если она принадлежит другому, даже если ее уже не стало. И напоминает Штирлица, потому что Снегг был разведчиком в стане врага. Жаль, что так со Снеггом обошелся автор. А мне еще нравится Макгонагал.

— Шотландка.

— Сейчас как раз читаю «Орден Феникса», как там достойно Макгонагал ведет себя с Амбридж! Макгонагал хоть и строгая, но любит, жалеет и сострадает ученикам.

— Да, и там хоть и холодно разговаривает, но эта холодность не от сердца…

— Напускная.

— А как Вам Дамблдор?

— Он сильно умный и по-другому не мог поступать, потому что он все сразу уже знал. Он ведь знал сразу, что в Гарри Поттере есть частичка Волан-де-Морта.

— А как он Вам как властитель? Ведь если рассматривать Хогвартс, как автономное маленькое государство, то Дамблдор был его властителем.

— Он не делал различий: грязнокровка ты или не грязнокровка, зверь ты или не зверь. Это уже говорит о том, что он давал равные возможности всем.

— А Вам не кажется спорным момент, когда он попросил Снегга произнести убивающее заклятие «Авада кедавра»? Таким образом, он переложил ответственность за свою смерть на Снегга и оставил Хогвартс без хозяина.

— Дамблдор был уже очень болен на тот момент. И страдал. И его все равно бы убили Пожиратели смерти.

— Но там Снегг ему говорит, что это очень жестоко по отношению к нему.

— Убить человека не так-то просто, даже из любви.

— Значит, мы совпадаем, мне тоже кажется что, то, что на первый взгляд кажется слабостью, потом оказывается проявлением мужества.

— Вы тоже эти книги любите? Я не могу найти среди русских книг такую же увлекательную. «Часодеев» читала, но меня там что-то отталкивает. Может быть эти часовые механизмы. Я эти книги дочитывала через силу. А Гарри Поттер цепляет, сидишь, три часа ночи, пора спать давно, но все равно еще страничку.

— Ну, там же еще есть такие места в этой саге, трогающие за душу. История рождения Тома Реддла, который потом станет Волан-де-Мортом.

— Да, что с рождения он не видел ласки. Жестокость разрушительна для ребенка.

— Когда приходят родители с ребенком и не знают, что взять почитать, я предлагаю Гарри Поттера, потому что это не «какая-то ерунда», в ней важные вопросы поднимаются. Родители фыркают.

— Зря. Книги о Гарри Поттере очень доступно написаны и увлекательно. Сперва Роулинг бы предложили ребенку, потом глядишь и «Темные начала» Пулмана стал бы читать. Я сына так приучила читать, а он вообще не хотел читать. Я потихоньку подсовывала книги, сперва «Кортик» Рыбакова про мальчишек, потом фантастику. И потом вечером он с книжкой, и я с книжкой, читаем. Но кстати у меня самой был период, когда я ничего не хотела читать. Но сказки и фантастическое я всегда любила, с детства. Даже в третьем классе поругалась с библиотекарем, потому что она мне хотела что-то другое, якобы посерьезнее впихнуть.

— Я помню, что меня удивил выбор вашего старшего внука Славы. Он взял почитать «Таинственный сад» Бернетт, и книга ему понравилась.

— У Славы свои предпочтения, он и Кафку читает. Лишь бы не «Майн кампф». Но нет, Слава добрый.

— А Вам, значит, сказки еще не надоели!?

— Нет. Хотя я где-то слышала, что тот, кто любит фантастику не реализовал себя.

— Но я вот знаю, что сюжет о том, кто в подростковом возрасте вдруг обнаруживает, что он обладает магическими способностями и ему предстоит учиться в специальной школе магов – это сюжет о тех, у кого сложности с социализацией.

— А что это еще за другие книги с таким сюжетом?

— Ну, например, «Волшебник Земноморья» Урсулы ле Гуин.

— Я ее возьму читать после Гарри Поттера.

— Там все-таки будет другой язык, не так попсово.

— Лишь бы не как у Золя. Золя, Бальзак, — сюжеты интересные, но эти описания я читала через страницу.

— Еще есть «Vita Nostra» российских авторов Дяченко. Такой же сюжет, Роулинг не первая его придумала. Меня вот, кстати, если говорить про русских авторов, смутило название «Академия проклятий» Звездной. Я их не читала, но Вы, помню, брали эти книги.

— Вы думаете, там про черную магию? Нет там такого, это детективный и любовный роман.

Наш сайт использует файлы cookies, чтобы улучшить работу и повысить эффективность сайта. Продолжая работу с сайтом, вы соглашаетесь с использованием нами cookies и политикой конфиденциальности.

Принять
Яндекс.Метрика