Welcome to Владивостокская централизованная библиотечная система   Click to listen highlighted text! Welcome to Владивостокская централизованная библиотечная система

Виртуальная выставка «Оноре де Щербак»

Библиотека имени Н. Н. Муравьева-Амурского продолжает начатый в 2021 году проект «Наши». Пятый выпуск проекта посвящен приморскому писателю Владимиру Александровичу Щербаку, 80-летие которого праздновалось бы 20 августа текущего года. «Оноре де Щербак» — ироничное самоопределение, родившееся в годы студенческой юности. Юмор был присущ личности писателя, юмором пронизаны его произведения.

 

«Оноре де Щербак»

Соната №…

 

Объяснение в качестве эпиграфа:

Речь пойдет о человеке, с юности мечтавшем о писательстве: «В студенчестве, — вспоминал он, — меня дразнили: Владимир Мария Ремарк. Я же скромно отвечал, что это псевдоним, а на самом деле меня зовут: Оноре де Щербак». – Одновременно, в его «Стружках» (о них позднее) есть и такая фраза: «Играют Бетховена, я слушаю. Слушаю и плачу. Плачу и мне стыдно. А может, стыдиться надо тем, кто не плачет?»

Для справки: в творческом наследии Бетховена (одного из наиболее исполняемых композиторов в мире) доля фортепианных, скрипичных и виолончельных сонат весьма значительна.  Классическая соната состоит из трех частей. Первая часть обычно быстрая – в темпе allegro.

Первая часть: «Это было давно, очень давно – жизнь назад».

Аллегро переводится с итальянского как весело, бодро, радостно. Так проходит молодость, во всяком случае, такой она вспоминается спустя многие годы. «Оноре де Щербак» вспоминает: «Сижу в Покровском парке на поваленном дереве. Октябрь… /…/ Дети уже месяц сидят за партами. Должно быть, им не очень хочется учиться… /…/ Мне, во всяком случае, очень не хотелось. Поэтому я и прогуливал уроки. Здесь же в парке, тогда еще не Покровском, а просто культуры и отдыха, тем более, что школа моя, 75-я, находилась буквально в нескольких шагах».

Родился Владимир Александрович Щербак в Хабаровске – по месту службы отца-пограничника. Стоял август 1941 года. Но детские годы будущего писателя проходили уже во Владивостоке. В 16 лет Щербак поступил на Дальзавод, где освоил свою первую профессию – слесаря-монтажника. Однако книги властно притягивали молодого человека и привели к овладению второй специальностью – печатника-офсетчика. А написанные им самим строки увидели свет, когда автору было 20 лет. Но эту первую публикацию на страницах газеты «Тихоокеанский комсомолец» Щербак упорно не считал началом своей писательской карьеры. Он вел отсчет с 1969 года, когда в сборнике «Далеко у Тихого» были напечатаны его рассказы «Сережа плюс Саша» и «Волшебная ручка«.

Владимир Щербак, выпускник Дальневосточного государственного университета, в 1970-е годы работал собственным корреспондентом краевой газеты «Красное знамя» на севере Приморья. Многие годы спустя бывший собкор поведал об этом периоде в смешной истории «Тряпка»: «Проживать мне предстояло в Тетюхе (ныне Дальнегорск), горняцком селении, поселке, как тогда говорили, городского типа. /…/ Дали мне, холостяку, двухкомнатную квартиру со всеми удобствами… /…/ Впрочем, обе комнаты были абсолютно пусты, кругом только полы, потолок и стены. /…/ Первый же вопрос возник у меня в первый же день: на чем я буду спать?  Дело было в феврале в северном районе – на полу не ляжешь! Денег на покупку приличной кровати у меня не было. Пришлось купить раскладушку, и хотя я подстелил свое пальто, снизу припекало холодом, и первую ночь я провел как Папанин на льдине, да и у того, наверное, условия были получше. Но я был молод, полон энергии и планов, и все неудобства переносил с мужеством и юмором».

С юмором Щербак не расставался и все последующие годы жизни, юмором пронизаны и все созданные им произведения. При этом, тематическая палитра его творчества очень разнообразна и, подчас, весьма серьезна. Уже во второй половине 1970-х годов начинающий автор работал над романом об одном из сложных эпизодов истории Владивостока – восстании 1907 года. Под названием «Буревестники» эта книга вышла в Дальневосточном книжном издательстве в 1980 году в серии «Молодая проза Дальнего Востока». В фонде нашей библиотеки сохранился экземпляр с автографом автора – «на добрую память о встрече» с читателями, состоявшейся 35 лет назад.

Над повестью «Журба» Владимир Щербак трудился 14 лет, считая своим долгом «рассказать о некоторых ярких, но малоизвестных эпизодах забываемой ныне, к сожалению, истории гражданской войны. Главный герой повести Иван Журба, юный боец-партизан – романтик и патриот Приморского края, родного ему Спасска». Книга вышла во Владивостоке в 2008 году, а через год была издана повесть «НЕСТЕРОВ, поручИК АРтиллерии» — о русском ИКАРЕ, знаменитом военном летчике Петре Николаевиче Нестерове, путь которого в небо начинался во Владивостоке. Задолго до этого Нестеров стал героем очерка – одного из многих очерков, публиковавшихся в начале 1990-х из номера в номер на страницах газеты «Утро России» в рубрике «50 знаменитых гостей Владивостока» — посвящённых пребыванию во Владивостоке известных в той или иной области людей. В ту докомпьютерную эпоху в библиотеке мы вырезали эти очерки (после списания газет, разумеется) и хранили в папках, используя при подготовке краеведческих мероприятий.

Наконец, в 2005 году очерки были опубликованы в виде книги «Знаменитые гости Владивостока». В предисловии «От автора» отмечалось: «Я выбрал чуть более 60 человек. /…/ Я думаю, что героями этой книги могли стать и 100 человек, и 150, и больше…» Еще через пять лет – к 150 – летию Владивостока вышло 2-е издание, исправленное и дополненное. «Знаменитые гости» остаются самой известной и популярной у библиотекарей, краеведов и просто читателей книгой Владимира Александровича. Щербак, вероятно, был у нас первопроходцем относительно данной темы, которой сегодня увлечены многие исследователи — краеведы и просто любители. Я рада, что успела выразить Владимиру Александровичу признательность за создание этой книги и храню в личной библиотеке ее экземпляр с автографом автора.

До того, как задуматься о писательской профессии, юный Щербак мечтал стать «моряком, как и положено мальчишке портового города». Потом он проходил службу на Тихоокеанском флоте. И позднее заметил: «…Многие мои книги пахнут соленым ветром». Тому подтверждением послужит простое перечисление названий его произведений: «Море шутить не любит!» (1973), «Улыбка – флаг корабля» (1985), «Юнгу звали Спартак» (1989), «Сентиментальный китобой» (книга была издана в 2000 году, а сам одноименный рассказ, посвященный памяти Марии Щербак, мамы автора, был написан еще в 1981-м), «Морские истории» (2006), «Знаменитые корабли Владивостока» (2007), «EastWestный океан» (2009).

В библиографическом пособии, подготовленном Приморской краевой детской библиотекой в 2011 году, к 70 – летию писателя, было отмечено: «В. А. Щербак – единственный приморский автор, написавший достаточно много произведений для детей и подростков. За детские книги писателю присуждены различные литературные премии».  «Первая моя книга, — отмечает сам автор, — «Андрейкин цирк» — вышла в 1975-м». Дальневосточное книжное издательство адресовало ее детям младшего и среднего школьного возраста. Название книжке дал одноименный рассказ, герои которого мальчик Андрейка и цирк – еще «старый, круглый, с деревянными стенками и полотняной крышей-куполом». – Папа называл его «непонятным словом «шапито». История щемяще-грустная: Андрейка очень любил цирк, но в описываемый в рассказе день мальчик с ужасом видит, как «бульдозер, яростно рыча, все больше залезал в цирк, ломал и крушил все на своем пути». Увещевания папы о постройке нового большого красивого цирка не остановили слез ребенка.

Через много лет В. А. Щербак вспоминает: «Помню старый цирк, как его ломали (написал об этом рассказ) и как строили на его месте площадь и памятник на ней». Памятнику «Борцам за власть Советов на Дальнем Востоке 1917-1922 годов» в апреле текущего года исполнилось 60 лет, а здание нового цирка открылось во Владивостоке 31 декабря 1973 года.

В 1978 году Дальневосточное издательство выпустило вторую детскую книжку Щербака – «Димка – островитянин». В книгу, выпущенную в 1989 году, помимо уже названной повести «Юнгу звали Спартак» (в образе главного героя которой автор увековечил подвиг юнг Дальневосточного морского пароходства в период Великой Отечественной войны) вошла и «Легенда о рыцаре тайги«.  Основой для нее послужили факты биографий ныне очень популярных личностей: Михаила Янковского и Фридольфа Гека. Но автор предупреждал читателя: «Я писал художественное произведение, приключенческую повесть, а этот жанр дает право на домысел и даже на вымысел».

Среди детских книг (а их в Приморье выпускается совсем немного) Щербака особо выделяется книжка про и для малышей «Всё о Марине». Еще в рукописи она была послана на Международный конкурс детской и юношеской литературы имени А. Н. Толстого – и удостоена Почетного Диплома. В 2006 году книжка о Марине была издана во Владивостоке… и, пожалуй, ни одно из произведений В. А. Щербака (ни до, ни после) не выглядело настолько основательно и эффектно. Большой формат, твердая обложка, белая бумага и самое главное – иллюстрации, яркие и красочные. Их автор – владивостокский художник Юрий Алексеевич Аксёнов, отметивший в прошлом году 70-летие. У него свой стиль, по которому сразу можно отличить работы данного мастера. Уже четверть века Аксёнов иллюстрирует книги издательств Владивостока. Для обложки книжки «Всё о Марине» он выполнил замечательный портрет ее автора, прокомментированный оригиналом:

«Не Барто и не Маршак – всего-навсего Щербак».                                 

В конце книжки Щербак поместил подборку вопросов, которые задает её героиня-дошкольница, один из них касается самого автора: «Знаешь, кем работает мой дядя? Писателем, это значит, романистом, повестистом и рассказистом».       

Первая часть нашей сонаты слишком затянулась, а ведь не все произведения «приморского писателя Владимира Щербака, широко известного в районе Первой Речки» упомянуты! Ограничусь тем, что вспомню еще только одну, самую любимую: «Нескучную книжку» — ее можно открыть на любой странице и зачитаться, читать и улыбаться! Завершают издание те самые «Стружки», что были упомянуты в начале. Владимир Александрович поясняет: «Стружки – это, как известно, отходы производства мастера – токаря или столяра… /…/ Остаются стружки и у литератора, работающего над производством рассказов и повестей. Вот вам небольшой их ворох». – Почти все цитаты и заголовки в моем опусе взяты из этого вороха. В том числе и эта:

«Я предприниматель. Предпринимаю попытки издать свои книжки». — Часть вторая.

Вторая часть классической сонаты должна быть выдержана в медленном темпе (adagio). Адажио переводится с итальянского как медленно, спокойно.

Написано два десятка книг.  Щербак признан, с 1990 года он – член Союза писателей России. В 2000-м, выпуская очередную книгу, Владимир Александрович в коротеньком предисловии замечает, что новая книга «издана за счет автора, из чего можно заключить, что он богат. Увы, только духовно, и этот сборник напечатан, как говаривали в старину, на медные гроши». Если в 1970-80-е годы книги Щербака издавались тиражами от 15 до 50 тысяч экземпляров, то после 2000-го максимальный тираж равнялся 1 тысяче – это касалось только одного издания: «Малой войны», посвященной событиям на озере Хасан в 1938 году и получившей от автора определение «роман-коллаж». Его выходу в свет помог приморский депутат Д. А. Текиев. А все другие печатались на медные гроши автора тиражом 500, 300, 200 и 100 экземпляров. В роли редактора и корректора выступала Елена Алексеевна Стародумова – жена писателя и, одновременно, профессор, доктор филологических наук и мой университетский преподаватель.

Из «Стружек»: «В письме Чехова к издателю Суворину читаю: «Щербак писал мне, что ему желательно издать у Вас книжку с картинками… Просил меня походатайствовать… Если Вы согласитесь, то я буду телеграфировать ему во Владивосток». Увы, это не обо мне».

Чувство юмора нашему Щербаку не изменяло и держало на плаву. Запомнилась встреча в Приморском государственном объединенном музее имени В.К. Арсеньева в марте 2010 года – на «презентации новых изданий известных приморских писателей Владимира Щербака и Дмитрия Старцева, посвященных 150-летию Владивостока и 65-летию Победы».  Щербак представлял свою художественно-документальную повесть «Гибель «Декабриста» (пароход, участник «Огненных рейсов»). Старцев (еще одна замечательная личность из наших) — сборник юмористических рассказов «Опилки памяти». Дмитрий Александрович был молчалив и застенчив. Владимир же Александрович, напротив, много и охотно говорил, сыпал шутками, весело вспоминал – благодаря ему атмосфера в тогда еще существовавшем салоне «Клио» сложилась в тот вечер непринужденная, дружелюбная и приятная.

Из вороха «Стружек» хочется выбрать еще две, покрупнее, они показывают мастера с разных сторон. В первой он – остроумный наблюдатель:

«…Иду это я мимо мусорного бака. Четырехугольный он, и на каждой стороне сидят: воробей, голубь, сорока и чайка. Ну, воробей мусором интересуется – это понятно, голубь тоже сорная птица, сорока давно изменила лесу с городом – здесь сытнее, но – чайка! Гордая обитательница морей – и до чего докатилась, вернее, долеталась! Такое презрение у меня было во взгляде, что она, встретившись со мной глазами, застыдилась, не стала добывать из бака объедки и улетела. Ну, а те трое, конечно, остались…»

Второй стружке Щербак дал название «Зарисовка» — в ней он несколько неожиданный, этакий лирический философ:

«Утром я проснулся, как мне показалось, поздно: дневной свет лился в окна, но, взглянув на часы, убедился, что еще рано. Я встал, подошел к окну и понял, что меня сбило с толку. Это был снег! Снег, излучающий свет! Первый, самый первый снег. Он как добросовестный маляр побелил улицу, дома, деревья, скамейки, заборы – ничего не пропустил, не допустил ни одного огреха, так работают только мастера…

Мне стало и радостно, и грустно, и почему-то тревожно. Все утро я думал о снеге. Я сравнивал его то с невестой в легком и длинном платье, то с разведчиком в маскхалате, которого послала на Землю Зима…

Нет, не то, не то! Первый снег – это как первая любовь. Любовь незнаемая, желанная и долгожданная».

В сонате на смену второй части приходит заключительная часть (конец), которой присущ быстрый темп: «Если умерев, я буду видеть сны, то я согласен».

20 августа текущего года Владимиру Александровичу Щербаку исполнилось бы 80. Его не стало 23 апреля 2014-го. Продолжает ли он видеть сны?..

Наш сайт использует файлы cookies, чтобы улучшить работу и повысить эффективность сайта. Продолжая работу с сайтом, вы соглашаетесь с использованием нами cookies и политикой конфиденциальности.

Принять
Click to listen highlighted text!