Патрис и Патриска

Памяти Патриса Лумумбы и улицы во Владивостоке

Историк-краевед и литератор Сергей Корнилов предлагает читателям очередную лекцию в проекте ВЦБС «Объяснения»

17 января 1961 г. исполнилось 60 лет со дня трагической смерти Патриса Лумумба — поэта, общественного деятеля и первого в истории этой страны премьер-министра. После его убийства в трёх десятках городов СССР появились улицы, названные именем Патриса Лумумбы

1961 г. — это год активного строительства в СССР первых «хрущевок» — малометражных, благоустроенных квартир, с помощью которых власти пытались решить квартирный вопрос. Первые, кирпичные «хрущевки» проекта 1-447 появились еще в 1957 году, а в начале 1960-х уже выросли целые микрорайоны.

Во Владивостоке в 1957 — 1963 гг. шло строительство сразу нескольких микрорайонов с домами по проекту 1-447: на проспекте 100-летия Владивостока; на ул. Спортивной; на Чуркине — в районе улиц Двугорбовой, Серединной и Олега Кошевого (ныне треугольник ул. Терешковой, О.Кошевого и Бурачка) и в Минном городке.

«Злодейское убийство Патриса Лумумбы, — как писали газеты того времени, — потрясло весь советский народ», а власти спустили разнарядку назвать его именем улицы советских городов и поселков. В результате, улицы Патриса Лумумбы появились в 25-ти городах и населённых пунктах РСФСР (это не считая союзные республики, в частности, ул. П.Лумумбы появилась в Киеве). Вот полный список, города: Димитровград, Грозный, Чебоксары, Пермь, Екатеринбург, Липецк, Лермонтов, Казань, Будённовск, Ханты-Мансийск, Дивногорск, Майкоп, Дербент, Кисловодск, Волгоград, Новоаннинский, Кинешма, Курганинск Междуреченск, Кимры, Нелидово, Клинцы, Нязепетровск, Туймазы. ПГТ: Куминский, Верхнеднепровский (Смоленская область), Тугулым (Свердловская область), село Кырен (Бурятия) и п. Мирный (Якутия). 25-м населенным пунктом, наиболее удаленным от родины героя, Конго, стал Владивосток. В горкоме партии и горисполкоме решили назвать улицу именем «борца с колониализмом» в микрорайоне Минного городка, расположенном на склоне г. Комарова — одной из самых высоких сопок города — 231 м.

 

Биография героя

Патрис Лумумба родился в бельгийской колонии Конго 2 июля 1925 г. (Забавно, что 2 июля — день рождения Владивостока — не отсюда ли подсознательная симпатия горожан к «Патриске» — так стали называть микрорайон после появления ул. П. Лумумбы на карте города). Отец Патриса — фермер Франсуа Отецхима из народа батетела назвал сына Элиас Окит’Асомбо Лумумба, втрое имя переводится, как «наследник обречённого на смерть». Учился в католической миссионерской школе, затем перешел в протестантскую школу, где обучался профессии фельдшера, но не доучился и пошел работать почтовым клерком, а затем — секретарем в горнорудной компании. В 1943—1944 гг. трудился служащим оловодобывающей компании на востоке Конго. Заочно окончил железнодорожную школу в Альбертвилле, а также посещал курсы, где изучал философию, историю и литературу.

В 1950-х гг. активно включился в общественную жизнь и возглавил профсоюз почтовых работников Восточной провинции. В 1955 г. вступил в бельгийскую Либеральную партию, поначалу занимая умеренную позицию. В это время он был приверженцем идеи бельгийско-конголезского союза и выступал за европеизацию Конго. В 1955 г. он был представлен бельгийскому королю Бодуэну I и, в числе избранных, совершил поездку в Бельгию, где решался вопрос о его работе в бельгийском министерстве колоний. Успешную карьеру прервал его внезапный арест и обвинение в хищении денежных переводов на сумму 2,5 тыс. долл., впрочем, не доказанное. Вышел на свободу в 1957 г., после чего работал на пивоваренном заводе.

В конце 1950-х П. Лумумба пришел к убеждению о необходимости полного отделения Конго от Бельгии и в 1958 г. основал патриотическую партию Национальное движение Конго (НДК). В декабре 1958 г. он возглавил делегацию Конго на конференции народов Африки, а в ноябре 1959 г. был арестован колониальными властями и приговорен к шести месяцам тюрьмы, но срок не отбывал, т.к. был освобожден из-за массовых протестов. В январе-феврале 1960 г. возглавил делегацию НДК в Брюсселе, где, вместе с др. лидером борьбы за независимость Конго, Жозефом Касавубу, продавил решение о независимости Конго.

На первых конголезских выборах в мае 1960 г. НДК получила 44 места в парламенте и Патрис Лумумба стал первым премьер-министром страны. Президентом же был избран Жозеф Касавубу (он представлял народ биконго, говорящий на языке киконго) — поначалу соратник Лумумбы, но впоследствии предавший его. Брюссель был вынужден признать независимость Конго, рассчитывая создать марионеточное государство и контролировать добычу природных ресурсов.

На торжественной церемонии 30 июня 1960 г. в присутствии посетившего с визитом страну короля Бодуэна I президент Касавубу произнёс речь о национальной модернизации, многорасовом обществе и сотрудничестве с бывшей метрополией. ЛСледом за ним выступил Лумумба, который произнёс гневную речь, закончив знаменитой фразой: «Мы больше не ваши обезьяны!» Бодуэн I был потрясён и с этого дня стал злейшим врагом Патриса Лумумбы.

Первое правительство Конго проводило политику экономической самостоятельности, пытаясь добиться контроля над ресурсами страны. Был запрещён вывоз капитала за рубеж, церковь отделена от государства и школа от церкви. Во внешней политике был взят курс на неприсоединение. Это вызвало сопротивление у Бельгии и кругов, тесно связанных с бывшей метрополией. Против Лумумбы выступил Моиз Чомбе, лидер провинции Катанга, которого лоббировали бельгийские промышленники. Он провозгласил отделение провинции от Конго, а себя объявил президентом.

Бельгия направила в бывшую колонию войска, якобы «для наведения порядка», но с первых же шагов начала помогать мятежникам. 14 июля 1960 г. Лумумба разорвал отношения с Бельгией и обратился в Совет Безопасности ООН с просьбой о помощи в отражении агрессии против Конго. Однако прибывшие «голубые каски» неожиданно выступили на стороне мятежников. В этой безвыходной ситуации, Патрис Лумумба сделал отчаянный шаг и обратился за помощью к СССР. Это был фол надежды, но СССР не успел, да, собственно, и не мог помочь тонущему герою, окружённому «акулами империализма». Обратившись к СССР, Лумумба подписал себе смертельный приговор. После этого шага, Запад увидел в нем африканского Кастро и посчитал необходимым избавиться от него.

События развивались стремительно. Чомбе пообещал прекратить мятеж, если Лумумба будет отстранён от власти и 5 сентября 1960 г. президент Касавубу снял с должности Лумумбу и отправил его под домашний арест. Однако мятеж не прекратился. 6 сентября лидеры партий, составляющих правительственную коалицию, заявили о поддержке Лумумбы. Об этом было сообщено по радио, но войска ООН захватили радиостанцию и закрыли доступ на неё членам правительства. 7 сентября палата депутатов большинством голосов аннулировала решение об отстранении Лумумбы от власти. 8 сентября Сенат подтвердил данное решение, однако ООН продолжала игнорировать правительство.

 

Операция «Убить Лумумбу!»

12 сентября на арест Лумумбы был выписан ордер, его препроводили в тюрьму, но он тут же был освобождён солдатами. В этот момент сторонник Лумумбы Антуан Гизенга поднял восстание на юге страны и Патрис пытался бежать к единомышленнкам, но 14 июля, при загадочных обстоятельствах, внезапно исчез.

Обстоятельства смерти Лумумбы долгое время оставались неизвестны. Только 41 год спустя специальная комиссия бельгийского парламента частично восстановила ход событий. Согласно выводам комиссии, Лумумба с соратниками были арестованы по приказу начальника генштаба, сотрудничавшего с ЦРУ, Мобуту Сесе Секо и отправлены к злейшему врагу премьера — Моизу Чомбе, который держал их в лесной хижине и подвергал пыткам.

17 января 1961 г. Лумумба с соратниками были расстреляны и закопаны на месте расстрела. На следующий день трупы были выкопаны, расчленены и растворены в кислоте. Комиссия пришла к выводу, что король Бельгии Бодуэн I знал о планах убийства Лумумбы, а бельгийская армия и спецслужбы участвовали в его ликвидации.

В 1975 г. В США были рассекречены материалы с подробностями участия сотрудников ЦРУ в описываемых событиях, что послужило предметом особого расследования комиссии Чёрча.

В 1992 г. Годфруа Мунонго, ближайший соратник Моиза Чомбе, объявил, что расскажет об обстоятельства убийства Лумумбы, но за несколько часов до намеченного выступления, скончался при загадочных обстоятельствах.

Тайны секретной операции по захвату и убийству Патриса Лумумбы не раскрыты до сих пор.

P.S. Улицы Патриса Лумумбы во Владивостоке больше нет. В 1996 г. ее разделили и переименовали в две улицы имени адмиралов, командующих ТОФ — Кузнецова и Юмашева. Тем не менее, старожилы района и города по прежнему называют этот район «Патриской» — в честь далекого и ненашенского, но все же такого близкого русскому космополитическому сердцу конголеззца.

 

***

Из стихотворения Патриса Лумумбы «Пусть торжествует мой народ»:

 

Плачь, мой любимый черный брат,

в тысячелетьях скотской ночи!

Твой прах развеян по земле самумами и ураганом.

Ты, некогда воздвигший пирамиды

Для всех своих державных палачей,

Ты, загнанный в облавах, ты, разбитый

Во всех боях, где сила торжествует,

Ты, затвердивший в школе вековой

Один лишь лозунг — «рабство или смерть»,

Ты, прятавшийся в джунглях безысходных,

Встречавший молча тысячи смертей

Под маскою болотной лихорадки,

Иль под клыкастой маской тигра,

Или в объятьях топкого болота,

Душивших постепенно, как удав…

И день пришел, когда явился белый,

Он был хитрей и злее всех смертей,

Выменивал он золото твое

На зеркальца, на бусы-безделушки.

Насиловал твоих сестер и жен,

И спаивал твоих сынов и братьев,

И в трюмы загонял твоих детей.

Тогда гремел тамтам по деревням,

И люди узнавали, что отчалил

Чужой корабль к далеким берегам,

Туда, где хлопок — бог, а доллар — царь.

Приговоренный к каторге бессрочной,

Работавший, как вьючная скотина,

Весь день-деньской под беспощадным солнцем,

Ты был обучен славить в песнопеньях

Их гóспода и был распят под гимны,

Сулившие блаженство в лучшем мире.

И только одного просил у них —

Позволить жить тебе, позволить жить.

И у огня, в тревоге, в смутных грезах

Ты изливался в жалобных напевах,

Простых и бессловесных, как тоска.

Случалось, ты и веселился даже,

И вне себя в избытке сил плясал.

И все великолепье возмужанья,

Все сладострастье юное звучало

На медных струнах, в бубнах огневых,

И этой мощной музыки начало

Из ритма джаза выросло, как вихрь,

И громко заявило белым людям,

Что им принадлежит не вся планета.

Ты, музыка, позволила и нам

Поднять лицо и заглянуть в глаза

Грядущему освобожденью расы.

 

(Пер. Павла Антокольского)

 

Патрис Лумумба при вступлении в должность премьер-министра Конго, 1960 г.

Ул. Патриса Лумумбы во Владивостоке, 1960-е гг.

Наш сайт использует файлы cookies, чтобы улучшить работу и повысить эффективность сайта. Продолжая работу с сайтом, вы соглашаетесь с использованием нами cookies и политикой конфиденциальности.

Принять
Яндекс.Метрика