Welcome to Владивостокская централизованная библиотечная система   Click to listen highlighted text! Welcome to Владивостокская централизованная библиотечная система

Про армейскую жизнь рассказывают владивостокцы Евгений Емелин и Денис Королев

Наши читатели продолжают рассказывать о службе в армии, выполнении воинского долга, мужском характере

Дух, черпак, дед — и в степях Монголии в конце 80-х и двадцать лет спустя в Приморском крае, одинаково называли в армии временные градации прохождения срочной службы. Евгений, читатель библиотеки №8, рассказывая про свою службу в армии, добавил, что у них, после «черпака» еще был «фозан», но уточнил, что в разных частях страны могли быть свои названия.

Евгений Емелин, хореограф, участник артхаусного дуэта «John and Helga»:

В школе у меня было очень романтическое представление об армии, чуть ли не так, что пойти в поход, с палатками, дружной мужской кампанией, все плечом к плечу. Потому что я насмотрелся передач «Служу Советскому Союзу!», и в то время еще вышел советский фильм, там ловили шпионов, диверсантов. Я все это за чистую монету воспринимал, думал, как классно, границу защищаешь, с парашютом прыгаешь, чисто, чинно, красиво. Тогда еще был Афганистан, и в соседнем классе были пацаны, которые говорили: «Я хочу в Афганистан», также насмотревшись передач, репортажей.

Мы жили неделю на призывном пункте в Шелехове, под Иркутском. Набирался состав, нужное количество человек, чтобы отправить в войсковую часть. Единственное, что там было централизованно — еда три раза в сутки в столовой, в остальном бардак. Мы жили в трехэтажном здании. Там были военнослужащие, но они понимали, что мы еще не призывники, присягу еще не приняли, еще никто. Была физподготовка до изнеможения. А я в то время был обесцвеченный, с цыплячьим желтоватым цветом волос. Это же были 80-е, группа «Браво», пошла волна веяний свободы, я в какие цвета только не красил волосы. И мне еще дома говорили, что я обесцвеченный похож на немца. И вот в финале недельного пребывания в Шелехове нам выдавали форму. И мне повезло, что на раздаче сапог оказался довольно спокойный парень, он поинтересовался, не прибалт ли я и выдал мне мой размер.

Погрузили нас в поезд, выдали паек и поехали мы в Монголию. На самом деле нам очень повезло, потому что выпало служить за границей. Ребятам до нас повезло больше, они отправились служить в Чехословакию.

Я служил в ПВО. До присяги нас привезли в полк. Мы проходили различные тесты на зрительное, цветовое восприятие. Нас распределяли по специальностям. Я успешно прошел тесты, и меня взяли оператором РС, то есть ручного сопровождения. Это кабина «У», где ты сидишь и ведешь метку, то есть вот самолетный штурвал и три ветки координат и три оператора РС, каждый ведет свою координату: по азимуту, по горизонту и третья — дальность. А еще до тестов в армии по документам посмотрели, что я портной. И я думал, ну неужели меня поставят на хоз.часть, то есть, тем, кто выдает форму, белье. Но после тестов поставили оператором РС.

Когда я пошел в армию, я был физически развитый, высокий, но никогда не дравшийся, не агрессивный. Большинство были такие же. Агрессивными в нашем призыве были казахи. У нас был бурят, который не выдержал дедовщины, стрелял себе в ногу. Он стрелял из Калашникова, одиночными, три раза. Чтобы срочно демобилизоваться. Ему мстили за тот призыв, где были агрессивные «деды» буряты, но за который он вообще не отвечал. Но он бурят и все. Дагестанец у нас был всего один. Их разъединяли по одному, чтобы не было никаких коллабораций, никаких союзов.

Там, где мы служили, в Монголии, там степь, деревьев вообще нет. Барханы, долины, трава. Первый раз я увидел такие закаты красивые, такое невозможное розовое, бирюзовое. И еще поразил меня запах. Степные травки маленькие, но пахучие, им надо, чтобы их быстро опылили. Коровы там смешные, как неприкаянные, ходят, жуют эту травку, которая от земли еле-еле торчит. Снега там зимой почти нет, один раз только выпал снег. Как нас тогда завалило! Нашу одноэтажную казарму, с одной стороны здания намело сугроб до крыши, с которой поддувало. И там перед казармой стояли технические кабины — прицепы, и возле кабин, с подветренной стороны, эти бедные коровы прятались от непогоды. Потом, когда они ушли, от них трафареты остались на стенах кабин, где эти коровы стояли.

 

Денис Королев, оператор ЧПУ мастерской Concrete jungle:

Был план на жизнь такой: окончить техникум, потом университет, потом пойти в армию. Хотел устроиться на госслужбу, в ФСБ. Но не сложилось. Может и к лучшему. Работа в компании очень нравится.
 
Мне было 24 года, когда я пошел в армию. В батарее я был самый старший. И то, что я служить пошел после вуза, сыграло свою положительную роль. Во-первых, это поспособствовало тому, что я попал в элитные войска, служил в ВДВ. Во-вторых, командир, посмотрев мои личные данные и достижения, почти сразу выдвинул на должность. На дембель ушел единственным сержантом из нашей батареи. У нас были ребята еще с высшим образованием, но они почему-то не продвинулись. Не знаю, почему. Может быть, они после школы сразу пошли в вуз. А может просто не хотели.

Был еще один нюанс. У меня были права категории BC. Ребят, которые приходят с правами, сразу отсылают в парк техники, и они всю службу проходят как водители, ни звания, ничего. И меня поставили водителем. Пару месяцев поездили на БРДМах, а потом стало скучно постоянно в гараже находиться. Надоело, хотелось двигаться дальше. А у нас в части у каждого начальника подразделения, в данном случае, начальника артиллерии, есть свой помощник из числа солдат срочной службы. Но туда берут не всех. И так совпало, что с нашего этажа, где артиллерия, помощник, уже «дед», нашел меня, видимо, по слухам, что у меня высшее образование. И выдвинул на кандидатуру. Начальник артиллерии утвердил. И все, меня поставили инструктором отделения артиллерии. Сразу звание дали младшего сержанта, а потом и сержанта.

Служил в Уссурийске, а сам я из Комсомольска-на-Амуре. И у нас климат континентальный, перепады температур сильные, а здесь теплее, но влажность больше. При высокой влажности холод сильнее ощущается, а берцы мы носили весь год одни и те же, не утепленные. Зимой ноги мерзли, а летом было жарко.

Было и много интересного. Марш трехсоткилометровый на БРДМе, прыжки с парашютом, стрельбища. И воспитательные моменты были. Как-то курили мы в неположенном месте, и наш командир увидел, что окурки кинули мимо урны. Потом мы всей батареей «хоронили» бычок. Выкопали кружками яму метр на метр на метр и с почестями проводили. Наказание, воспитание, я считаю, это нормально. Но все-таки дембеля десять месяцев, как праздника ждешь. Возвращался я при параде, сделал себе парадную дембельскую форму. Кутили чуть-чуть в поезде. Но без скандалов.

Наш сайт использует файлы cookies, чтобы улучшить работу и повысить эффективность сайта. Продолжая работу с сайтом, вы соглашаетесь с использованием нами cookies и политикой конфиденциальности.

Принять
Яндекс.Метрика Click to listen highlighted text!