Welcome to Владивостокская централизованная библиотечная система   Click to listen highlighted text! Welcome to Владивостокская централизованная библиотечная система

Высоцкий во Владивостоке

Историк-краевед и литератор Сергей Корнилов предлагает читателям очередную лекцию в проекте ВЦБС «Объяснения»

Ко Дню рождения В.С. Высоцкого и 50-летию его концертов во Владивостоке

На Дальнем Востоке Высоцкому суждено было побывать только в двух городах –  во Владивостоке и Магадане. В 1968 г. он приезжал в столицу Колымы с частным визитом, в гости к другу, поэту Игорю Кохановскому, а во Владивостоке в 1971 г. выступал с концертами. Магадану, впрочем, повезло больше, Высоцкий спел о нем в трёх песнях: «Мой друг уехал в Магадан», «У меня приехал друг из Магадана» и «Ты думаешь, что мне не по годам». О Владивостоке — только в одной: «Москва-Одесса», зато с пророческим предсказанием: «Открыт закрытый порт Владивосток». Еще в одной песне про Аэрофлот у него упоминается Хабаровск: «А в Хабаровске рейс отменён, — там надёжно застрял самолёт», а в одной из ранних, «блатных» песен есть строчка: «Нас вместе переслали в порт Находку», но в Находке, как и в Хабаровске, Высоцкий так и не побывал.

1971-й – год премьеры «Гамлета». 11 января состоялась первая неудачная репетиция спектакля. У исполнителя главной роли – нервный срыв. 33-летие, возраст Христа, Высоцкий встретил в больнице. Весной репетиции продолжились,  22 мая, во время очередной репетиции, на сцену упала металлическая конструкция. По счастливой случайности, никто не пострадал, но премьеру спектакля, намеченную на июнь, отложили до осени. Это ЧП сыграло решающую роль в том, что летом 1971 г. у  Высоцкого появилось свободное время и он нанес визит в город нашенский.

Во Владивосток Высоцкого пригласил Борис Чурилин – электромеханик с китобойного судна «Экватор» китобойной флотилии «Владивосток», с которым они познакомились в Москве зимой 1970 — 1971 гг. Существует версия, что уже в феврале 1971 г. Высоцкий посетил Владивосток. Основное указание на это – дневник Валерия Золотухина, партнёра Высоцкого по театру: «19 февраля 1971 года. Володя во Владивостоке, улетел к китобоям. Сказал Митте <кинорежиссёр А. Митта> – на 5 дней… 27 февраля 1971 года. Володя вернулся из своих странствий, во всю силу вкалывает. Вчера, говорят, была хорошая, даже гениальная репетиция».

Владимир Высоцкий прилетел во Владивосток утром в среду 30 июня 1971 года. Вопрос с въездом в закрытый город решился просто. Чурилин встретил Высоцкого в аэропорту и на такси привез на свою квартиру по ул. Колхозной, 30 кв. 41 (ныне ул. Семеновская, 30).

В тот же день, 30 июня, Высоцкий встретился с директором Дворца культуры моряков Анатолием Белым, который вспоминал: «Борис ещё раньше говорил мне, что хочет пригласить Высоцкого, хорошо бы ему устроить концерты. ДКМ был культбазой плавсостава, и у нас была определённая свобода действий: работала самодеятельность, различные кружки. Мы были на хозрасчёте: бюджет выделял зарплату работникам, а там сами крутитесь, как хотите. И вот ко мне в кабинет заходит парень – в светлой куртке, в кепке – и говорит: «Здравствуйте, я – Высоцкий. Вам обо мне говорил Борис». А я, как и многие, в лицо его не знал, только по записям. «Какой Высоцкий? Тот, который на записях?» «Да. Я сейчас в отпуске, приехал в гости, хотелось бы встретиться с моряками». Я говорю: «Отлично, будем работать, только как же это лучше сделать? Надо подготовиться, рекламу… Народ кто на дачах, кто где…» Он говорит: «А Вы просто напишите на листе: «Встреча с актёром театра и кино Владимиром Высоцким» — и повесьте. Я сюда не зарабатывать приехал, а в гости, денег мне не надо, просто хочу встретиться с моряками». Он ушёл. А я подумал, что надо бы всё-таки и ему заработать, и самим как-то поправить положение. Вызвал кассира, велел открывать кассу. Дал задание художнику, тот на листе ватмана написал текст и вывесил афишу на Ленинской напротив остановки «ДВПИ» — там, где и сейчас стенд Пушкинского театра. Вот и вся реклама… Мы вернулись в ДКМ, а попали туда уже с трудом: на улице у окошка кассы было столпотворение! Парни брали одного из своих, забрасывали вперёд по головам, он брал на всех билеты. Мы еле пробились внутрь. В этот вечер был первый концерт. Несмотря на запрет, в зале постоянно щёлкали магнитофоны, записывали. Большую помощь в организации концертов нам оказал председатель Баскомфлота (Бассейновый комитет профсоюзов флота) В.А. Романюк».

Вячеслав Романюк: «Когда Анатолий рассказал про сложившуюся ситуацию, мы с секретарём парткома флота Анатолием Васильевичем Пилипенко пошли в крайком и добились встречи с первым секретарём крайкома Ломакиным Виктором Павловичем. Тот нас выслушал, подумал и сказал: «Значит, так. Считайте оба, что свои партбилеты вы положили мне на стол. И если на концертах Высоцкого будет какое-нибудь ЧП, какая-нибудь антисоветчина, эти партбилеты к вам уже не вернутся. Имейте в виду — в зале будут находиться люди, которые станут наблюдать, слушать, всё фиксировать и докладывать даже не мне, а в Москву. Так что вы двое отвечаете головой за то, чтобы, во-первых, в его репертуаре всё было в порядке по идеологической части, и во-вторых, чтобы никаких ЧП не было». Мы пообещали, что всё пройдёт нормально, под нашу ответственность. И тогда сектору культуры крайкома было дано указание концерты Высоцкого разрешить».

В первый же день, 30 июня, состоялась встреча Высоцкого с командой теплохода «Феликс Дзержинский». Капитан теплохода Н.И. Свитенко вспоминал об этом: «Позвонили из пароходства: «Николай Иванович, по плану культурно-массовой работы мы направляем к Вам артиста, организуйте встречу с экипажем». Часов в 16 в дверь моей каюты постучались. Вошёл мой приятель, электромеханик с китобойной базы «Владивосток», а с ним – Владимир Высоцкий. Мой приятель-китобоец, будучи в отпуске в Москве, познакомился с Высоцким и предложил ему съездить во Владивосток, встретиться с моряками. Сказал, что все его там знают и любят, и будут рады такой встрече».

Сохранилась фонограмма концерта. Высоцкий пел песни, рассказывал о своей работе в кино, в общем, обыкновенная его программа, но было кое-что необычное.

В ночь на 30 июня 1971 г., при спуске на Землю погиб экипаж орбитальной станции «Салют» в составе Добровольский, Волков и Пацаев. В самом начале концерта Высоцкий сказал: «…почти всегда лучше всего начинать с песен военных. Во-первых, чтобы отдать дань воинам, которые погибли, и потом – сегодня ещё у всех такое настроение… в память погибших космонавтов. Я с ними со всеми дружил, их знаю, и поэтому… Сегодня я в первый раз узнал об этом во Владивостоке. Я же летел и не знал ничего». Высоцкий в память о погибших космонавтах исполнил песню о летчиках «Як-истребитель», а на следующий день  сочинил стихотворение «Я б тоже согласился на полёт». На последующих концертах он тоже говорил о космонавтах и читал это стихотворение. Возможно, эти слова и стихи вызвали особые эмоции у работников горисполкома, которые, как известно, были на концерах Высоцкого, и сыграли свою роль в том, что в 1971 году во Владивостоке появились улицы Добровольского, Волкова и Пацаева.

Утром 2 июля Высоцкий пришёл в здание крайисполкома для разговора о дальнейших концертах. Вчерашнее начальство попросило его подобождать в приёмной, пока подойдёт представитель крайкома партии Майя Александровна Афиногенова, занимавшая должность заведующей сектором культуры. Вот что она рассказывала: «В приёмной сидел паренёк в кепочке. Я прошла мимо в кабинет, спросила: «А где Высоцкий?» «Он сидит в приёмной». Мы его позвали в кабинет. Давайте, мол, будем что-то решать. Начальник спрашивает: «Как же так, Владимир Семёнович, у Вас нет гастрольного удостоверения, утверждённого репертуара? Как нам быть?» Я-то понимала, что концерты надо разрешать. Запрещать было глупо, все моряки уже знали, что он в городе, неизвестно что могло произойти. Я спрашиваю: «Какова Ваша программа, какие песни Вы поёте?» Он стал перечислять. Я говорю: «Очень хорошо. Вот это всё и напишите, а мы утвердим в качестве репертуарного списка, — и работайте». Мы пожали друг другу руки, и я ушла. Наверное, они там написали этот список, заверили печатью. Вечером 2 июля в ДКМ было два концерта – в 19 часов и в 21 час». Мы с Белым больше всего боялись за балкон: я говорила, чтобы он следил, чтоб не набивалось туда много людей, а то балкон рухнет. Высоцкий отработал концерт отлично! Много цветов… На сцене был совершенно другой человек, артист. Энергетика мощная! А тогда, в кабинете – обычный мужичок. Он и по городу ходил – его и не узнавал никто. Надвинул кепочку – и пошёл…»

2 июля Высоцкий также побывал в гостях у капитана «Феликса Дзержинского» Николая Ивановича Свитенко, который жил на Эгершельде по адресу ул. Бестужева, д. 20, кв. 3. Там праздновали день рождения жены Свитенко Светланы для которой Высоцкий спел несколько песен. Свитенко вспоминает: «Я хорошо помню, что Володя пришёл ко мне с хорошим настроением. Стол был уже накрыт. 2 июля у моей жены день рождения. Высоцкий был у меня дома часов в 14-15, много пел. При этом не выпил ни единой рюмки. Вообще во время этого визита во Владивосток он не пил совершенно. На мой вопрос ответил: «Коля, я или пью, или работаю. Сейчас мне надо поработать». Во время застолья пришли Чурилин, Белый и кто-то ещё. Пока сидели, шёл разговор о предстоящем вечернем выступлении Высоцкого в ДКМ. Белый говорил о трудностях, связанных с получением разрешения на выступления. Были проблемы и по оплате. Но, в конце концов… всё утряслось».

3 июля в типографии отпечатаны пригласительные билеты для работников пароходства. Очевидцы вспоминают, что 2, 3 и 4 июля в ДКМ было не протолкнуться: толпы жаждущих  увидеть и услышать живьём Высоцкого осаждали Дом культуры, у входа спрашивали лишние билетики, которых, конечно, не было. Дело осложнялось тем, что часть зрителей, побывавших на концерте в 19 часов, пыталась остаться в зале на концерт в 21 час. Большое количество людей не смогло проникнуть в ДКМ и осталось на улице.

Анатолий Белый: «Концерты разрешили с условием, что все вырученные деньги будут перечислены в Фонд мира. Стало понятно, что заработать нам не дадут, и тогда мы с Володей составили договор, по которому передаём деньги в Фонд мира, чтобы начальство их не забрало себе. На следующий день после всех концертов, в понедельник меня вызвали «на ковёр». Мы с кассиром пересчитали выручку, я отнёс деньги на почту, отправил и пошёл к начальству. Там мне говорят: «Денежки вырученные будьте любезны нам отдать!» Я говорю: «Вот договор и квитанция, — деньги перечислены в Фонд мира». В общей сложности с 1 по 4 июля в ДКМ Высоцкий дал шесть концертов… Конечно, я понимал, что он прилетел и улетел за свой счёт, и работал плотно, поэтому надо что-то сделать. Я ему сказал: «Володя, мы постараемся как-нибудь тебе переслать деньги». А он говорит: «Да не надо ничего, мне просто интересно было встретиться с людьми».

В 2001 г., к 30-летию приезда Владимира Высоцкого во Владивосток, в Пушкинском театре (бывший ДКМ), в зале, где он выступал, состоялся концерт, в котором принимали участие приморские барды. Была открыта мемориальная доска.

29 июня 2006 года приморские барды вновь собрались на сцене Пушкинского театра и была открыта новая мемориальная доска (первая была с ошибками). Открывал ее сын поэта, Никита Высоцкий.

В 2013 г. во Владивостоке, в сквере рядом с театром им Горького был открыт  памятник Владимиру Высоцкому работы скульптора Петра Чегодаева. Высоцкий сидит с гитарой на ступеньках амфитеатра рядом с ним выбита надпись «Открыт закрытый порт Владивосток…» Рядом был скрытно установлена звуковая аппаратура, по которой первые несколько лет круглосуточно звучали песни Высоцкого. Сейчас их включают в особых случаях и в памятные дни. 25 января и   25 июля, в день рождения и день смерти Владимира Семеновича над Владивостоком снова звучат песни удивительного артиста — точно также, как это было в далёком 1971 году. 

Сергей Корнилов, ведущий проекта «Объяснения»

Наш сайт использует файлы cookies, чтобы улучшить работу и повысить эффективность сайта. Продолжая работу с сайтом, вы соглашаетесь с использованием нами cookies и политикой конфиденциальности.

Принять
Яндекс.Метрика Click to listen highlighted text!